» » Потянуло на родину: почему специалисты возвращаются из-за рубежа

Бизнес

Потянуло на родину: почему специалисты возвращаются из-за рубежа

Потянуло на родину: почему специалисты возвращаются из-за рубежаОтечественному бизнесу приходится возвращать на родину востребованных специалистов, которые уехали за рубеж. Иных возможностей внедрить и использовать иностранные технологии и международный опыт на фоне санкций у компаний нет

Выпускник Балтийского государственного технического университета им. Устинова 34-летний Максим И. работает в нефтедобывающих подразделениях на континентальном шельфе в норвежском Ставангере уже 11 лет, в последнее время занимает позицию технического руководителя месторождения. Недавно специалист узнал, что снова нужен отчизне. За последний год он получил несколько десятков предложений о работе в России. И офферы приходят не ему одному: с середины 2016 года строить карьеру на родине с норвежских месторождений уехали десять его коллег родом из России, рассказал нефтяник.

По данным исследовательской службы HeadHunter, в январе 2017 года на портале было размещено восемь вакансий топ-менеджеров с опытом работы за рубежом, а в январе 2018 года — уже 22. Обычно специалистов такого уровня ищут с помощью рекрутеров. опросил представителей шести крупных рекрутинговых агентств (Hays, Kelly services, Marksman, Penny lane personnel, «Юнити», «Контакт»), и все они признали, что спрос на российских специалистов с иностранным опытом заметно вырос. С начала декабря 2017 года каждая компания получила не менее десяти запросов от компаний — клиентов по поиску специалистов за рубежом за последние месяцы, хотя раньше такие заказы были единичными.

После кризиса 2008 года, а потом и ухудшения отношений с Западом (в частности, введения иностранных санкций против многих российских работодателей) число высококвалифицированных зарубежных специалистов в России сильно сократилось. При этом именно экспаты в России были носителями иностранных знаний и внедряли передовые западные технологии — не только производственные, но и управленческие. Теперь их места постепенно занимают российские сотрудники, которые уехали работать или учиться за рубеж, получили там полезный опыт, а потом решили вернуться, рассказывают рекрутеры.

Максим И. пока не решился оставить Норвегию и поэтому попросил не публиковать свою фамилию, но рассматривает регулярно поступающие предложениям о работе с интересом. Компании не скупятся и готовы предлагать таким, как он, «особые условия».

Таких специалистов, как Максим И., в России можно пересчитать по пальцам, и спрос на них будет только расти, утверждает Рустам Бароходжаев, директор по работе с ключевыми клиентами кадровой компании «Юнити». В августе 2017 года Бароходжаев несколько недель вел переговоры с инженером подводного добычного комплекса родом из России, работающим в Норвегии. Он предложил специалисту вознаграждение при возвращении на родину, равное тому, что было в Норвегии: «Сначала он упирался, но позже подсчитал и понял: норвежские налоги высоки, а жизнь дорога. В России он увеличил доход за счет снижения налогов и более дешевой жизни».

Старший консультант практики Oil & Gas компании Hays Вероника Пепеляева говорит, что за последние месяцы вернула в Россию семь специалистов. Это были технические кадры: проектные инженеры и менеджеры с опытом реализации шельфовых проектов и проектов по добыче природного газа. По данным источников , российские граждане, обладающие зарубежным опытом работы на шельфе, нужны в первую очередь «дочкам» «Газпрома» и «Роснефти» (эти компании не ответили на запрос ).

Россияне, работающие за рубежом, как правило, готовы вернуться, если им предложат интересные задачи и возможность карьерного роста. «Я не хочу быть начальником, сидящим на стуле в офисе. Мне важно видеть результат работы и не растерять опыт, компетенции», — объясняет Максим И. Рустам Бароходжаев отмечает, что часть инженеров готовы вернуться на родину, но не на обычную должность, а на «белом коне». Компании это понимают и предлагают им более высокие позиции.

Ольга Сабинина, партнер компании «Контакт», вспоминает, как недавно она подыскивала за рубежом россиянина на должность руководителя R&D-центра крупной нефтехимической компании. Рассматривая кандидатуры, она предположила, что такое место может занять сотрудник, находящийся сейчас на более низкой ступени. Должность в России для него должна была стать существенным карьерным шагом вперед. Такого человека найти удалось. «Если бы он продолжил работать в иностранной компании руководителем лаборатории в R&D-центре, то более высокую позицию получил бы несколько лет спустя. Мы же дали ему возможности, от которых тяжело отказаться, и речь даже не шла о бонусах», — вспоминает Сабинина. Совокупное годовое вознаграждение руководителя R&D-центра, которого удалось сманить Сабининой, в России составит около 30 млн руб. — примерно столько же в валюте он получал и за рубежом.

Зато здесь открываются отличные возможности для карьерного роста. У многих управленцев с российским происхождением вообще мало шансов вырасти за границей, подчеркивает рекрутер. «Хорошее образование, талант, опыт, рекомендации — этого недостаточно для того, чтобы стать топ-менеджером за рубежом. Необходимо доверие, а получить его выходцам из России сложнее, чем уроженцам развитых стран», — объясняет Сабинина.

Вести переговоры о возвращении на родину готовы около 50% специалистов, делится своей оценкой Тимур Махмутов, руководитель направления «Химия, оборудование, инжиниринг» компании Hays. Нередко за рубежом они работают на временных контрактах, а здесь подписывают бессрочный трудовой договор. Рекрутер вспоминает, как недавно сманил эксперта по оптимизации технологических процессов — он приехал из Австралии, потеряв в деньгах 20%, зато получил постоянное место.

По оценкам Hays, многие возвращающиеся домой готовы потерять 15–50% дохода (до налогообложения). Помимо низкого подоходного налога и меньших расходов на жизнь в России на то бывают и личные причины: дети многих россиян не смогли интегрироваться в западное общество, а жены — найти работу, говорит Рустам Бароходжаев.

Компании не только заказывают хедхантерам поиск «русских иностранцев», но и сами разрабатывают специальные программы возвращения соотечественников. Например, в 2015 году нефтехимический холдинг «Сибур» запустил специальную программу стажировки для российских выпускников западных бизнес-школ. По словам представителя пресс-службы компании, в ней приняли участие восемь специалистов. Под кураторством одного из членов правления «Сибура» каждый стажер должен был поработать минимум в трех департаментах холдинга. Правда, в итоге из восьми участников программы трудоустроился в «Сибур» только один. Он получил должность руководителя направления развития системы продаж. Кроме того, «Сибур» регулярно организует встречи российских студентов французской школы Insead с топ-менеджментом холдинга. Компания заинтересована в том, чтобы выпускники престижных западных вузов возвращались в Россию, но найти с ними общий язык удается далеко не всегда.

Сбербанк ищет россиян с зарубежным опытом в основном в США, Израиле, Великобритании, реже — в азиатских странах, рассказал представитель банка. В прошлом году компания только на руководящие позиции наняла четырех таких сотрудников. Русскоязычные специалисты с зарубежным опытом в банке чаще всего востребованы для работы по ИТ-направлениям: блокчейн, искусственный интеллект, интернет вещей, машинное обучение и др. По словам представителя Сбербанка, ценятся специалисты не только с опытом в крупных международных корпорациях, но и те, кто трудился в стартапах.

Чуть больше года назад «Яндекс»




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.