» » Гендиректор Сибирской генерирующей компании: в авантюры не пускаемся

Деловые вести

Гендиректор Сибирской генерирующей компании: в авантюры не пускаемся

Гендиректор Сибирской генерирующей компании: в авантюры не пускаемся
Сибирская генерирующая компания (СГК), один из крупнейших энергохолдингов России, обеспечивающий теплоснабжение Кемеровской области, Красноярского и Алтайского краев, Республик Хакасия и Тыва, приобрела новосибирскую энергетическую компанию «Сибэко». Генеральный директор СГК Михаил Кузнецов рассказал в интервью , зачем СГК наращивает свои активы, почему система расчета цен на тепло по методу «альтернативной котельной» выгодна для всех и каким образом энергетики могут и должны работать с властью. 

— Михаил Варфоломеевич, накануне вы объявили о том, что Сибирская генерирующая компания закрыла сделку по приобретению контрольного пакета акций компании «Сибэко», одного из крупнейших в Сибири предприятий, которое занимается генерацией тепловой и электрической энергии в Новосибирской области. Каких результатов позволит добиться СГК покупка этой энергокомпании?

— Мы рассчитываем, что прибыль нашей компании вырастет, причем не за счет сложения прибылей двух компаний. Мы видим, как мы можем улучшить деятельность «Сибэко». В общих чертах планы по Новосибирску мы обсуждаем уже несколько лет. Но для того, чтобы говорить о них конкретнее, должно пройти некоторое время. Нам нужно месяца два, чтобы быть уверенными, что это не «маниловщина», не беспочвенные мечты, а реальные, реализуемые вещи. Тогда о них можно будет конкретно говорить.

Детали сделки еще прорабатываются, такие покупки не совершаются в один день. Что касается первых цифр, да, мы приобрели 78% акций. И думаю, в перспективе будем увеличивать собственный пакет. Бизнес СГК прирастет в полтора раза, суммарная тепловая мощность увеличится на 53%. 

Сейчас мы занимаем седьмое место в мире по реализации тепла, а в связи со сделкой перейдем на пятое или шестое место. И в сотню крупнейших компаний России мы войдем теперь однозначно, до приобретения мы только приближались к сотне.

— Сделка отразится каким-то образом на потребителях тепла? Что-то для них изменится?

— Не отразится, тепло и электричество в домах не исчезнет. Наш десятилетний опыт присутствия на рынке позволяет нам с уверенностью говорить, что все будет хорошо, и проблем никаких по выполнению обязательств перед потребителями мы не видим.

Резкого роста тарифов не произойдет, хотя в Новосибирске тариф, конечно, занижен, и это плохо сказывается на состоянии теплосетей. Думаю, повышением на уровне пары процентов выше инфляции мы обойтись вполне в состоянии.

— Есть ли у СГК понимание, какой объем средств необходимо инвестировать в теплогенерирующую инфраструктуру Новосибирска?

— То, что есть куда вложить деньги уже прямо сейчас, это можно сказать сразу, не вникая глубоко в суть. Я сугубо для понимания объемов могу сказать, что вложения нужно оценивать в десятках миллиардов. Сколько конкретно денег потребуется, еще предстоит проанализировать.

Например, модернизацию системы теплоснабжения Барнаула мы оценили в 11 млрд рублей, а Барнаул намного меньше Новосибирска, по численности населения в 2,5 раза меньше.

Мы хотим для начала понять, какая специфика, какие требования, какие проблемы есть в Новосибирске. Местные особенности всегда есть, в каждом городе, на самом деле, если все хорошо в теплоснабжении, то все одинаково хорошо. А если проблемы есть, то они каждый раз разные, то есть каждый город несчастен по-своему.

При этом нужно помнить, что мы работаем в тарифицируемой сфере, нам правила игры задает власть, поэтому о каких-то инвестициях говорить без отрыва от власти невозможно. Нужно убедить власти, в первую очередь региона и города Новосибирска, в том, что это необходимо.

Мы эти переговоры уже давно ведем. Начались они еще когда не было сделки, даже еще когда не было понятно, будет она или нет. Нам было важно, будет ли комфортным наш приход для властей города и области, населения. И убедившись, что «противопоказаний» нет, мы переговоры по приобретению «Сибэко» продолжили.

— Кстати, что касается власти, у вас, помимо руководства крупной энергетической компанией, есть богатый опыт государственного управления. Вы были, в частности, губернатором Псковской области. Как вы этот опыт руководства используете при работе с властями новых для себя регионов?

— Наверное, сложно себе представить другой бизнес, который был бы настолько тесно связан с властью, как энергетика. Мы обеспечиваем жизнь миллионов людей, и для властей этот вопрос в повестке дня стоит одним из первых. Поэтому никто не пересекается так сильно с задачами чиновников как компании, работающие в сфере теплоснабжения.

Когда я работаю и решаю производственные задачи, я всегда подсознательно думаю: какая проблема есть, и как вообще должна смотреть на это власть? И тут четырехлетний опыт работы губернатором, конечно, помогает, начинаешь смотреть на вещи с позиции государственного управления.

— Какие планы ставите на текущий год? Рассматривается ли возможность приобретения еще каких-либо компаний и дальнейшего увеличения доли на сибирском рынке?

— Прирасти активами мы можем, и это не обязательно будет Сибирь. Мы по Рефтинской ГРЭС (одна из крупнейших тепловых электростанций в России, работающая на твердом топливе, расположена в Свердловской области — прим. ) ведем переговоры, возможно, это тоже чем-то закончится.

Понимаете, я верю в угольную генерацию энергии, которая в Сибири распространена. Я считаю, что она сейчас недооценена. Многие говорят, что вырабатывать тепло сжиганием угля это прошлый век, что будущее за газом. Я это связываю с деятельностью тех СМИ, которые не очень глубоко разбираются в предмете.

По моему глубочайшему убеждению, мы бы здорово выиграли, если бы доля угольной генерации выросла вдвое. И думаю, что это будет происходить, может, не в таких объемах, но происходить будет. Мы точно будем в этом направлении работать. 

— Это чисто сибирская специфика?

— В большей степени — да, сибирская, но и уральская тоже. Сказывается близость Кузбасса с колоссальными запасами угля. В центральной России угольная генерация работает хуже. Там она закрывается, находится на положении пасынков. В большей степени наша работа — это Сибирь, мы смотрим на этот регион и знаем его энергетику.

 — СГК активно поддерживает метод «альтернативной котельной» для расчета тарифов за теплоснабжение. Эта модель предусматривает не регулирование тарифов государством, как сейчас, а установление по соглашению сторон только предельного уровня цены на тепло для конечного потребителя — уровня «альтернативной котельной», который будет использоваться как максимальный и гарантирует окупаемость вложений. Что вы ждете от этой модели?

— Предсказуемости. Для того чтобы без оглядки инвестировать миллиарды, нам нужны понятные правила игры, нужно понимать, какими будут тарифы и в каких условиях мы будем работать завтра. При модели «альтернативной котельной» власти дают нам эту предсказуемость.

Выигрывают в такой ситуации все. Выиграет потребитель, потому что надежность всей системы повышается. Выиграет власть, потому что предприятия, которые работают на территории и не сводят концы с концами, начнут зарабатывать хорошую прибыль и платить налог на эту прибыль.

Но об этом нужно рассказывать людям, чтобы не было спекуляций, чтобы не ходили слухи о том, хорошо это или плохо, взлетят ли резко тарифы, будут ли потребители платить за тепло больше. Нужно объяснять, что произойдет.

Нынешняя ситуация непредсказуемости никому не нравится, если сегодня люди в Новоси




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.