» » Стив Возняк — РБК: «Цифровая революция делает нас все более одинаковыми»

Бизнес

Стив Возняк — РБК: «Цифровая революция делает нас все более одинаковыми»

Стив Возняк — : «Цифровая революция делает нас все более одинаковыми»Сооснователь самой дорогой компании мира — Apple — и разработчик первого коммерчески успешного персонального компьютера объяснил , почему люди не станут бессмертными, не превратятся в киборгов и не отдадут рабочие места роботам

Стив Возняк — один из самых известных деятелей ИT-индустрии. В 1976 году он вместе со Стивом Джобсом и Рональдом Уэйном основал компанию Apple, вскоре выпустившую на рынок первую модель одноименного компьютера (считается, что «железо» для компьютера Возняк разработал практически в одиночку). Сейчас Стив Возняк работает как инженер и ученый, сотрудничая с рядом компаний и некоммерческих объединений. Также он известен как футуролог — например, Возняк еще в 1982 году сумел предсказать появление в будущем переносных ПК (ноутбуков). Возняк и сейчас считается одним из ведущих экспертов в сфере развития технологий.

— Мистер Возняк, как вы считаете, какие технологии изменят мир в ближайшие годы?

— Не могу сказать, что знаю какие-то секретные технологии — обо всех самых важных на сей день и вы, и я слышали сотни раз. По мере того как закон Мура (наблюдение основателя Intel Гордона Мура, согласно которому число транзисторов, умещающихся на чипе, удваивается каждые два года. — ) подходит к своему пределу, все большее внимание будет уделяться не «железу», а разработке новых программ, оптимизации алгоритмов, обработке данных и всему, что позволит компьютерным технологиям приносить больше пользы людям. Это, в частности, блокчейн, позволяющий совершенно иначе, чем раньше, отслеживать все действия пользователей внутри системы, а также построенные на нем платежные каналы. Также это машинное обучение (класс методов создания искусственного интеллекта, характерной чертой которых является не прямое решение какой-либо задачи, а обучение в процессе решения множества сходных задач. — ), которое будет играть все возрастающую роль в нашей повседневной жизни.

Но у любой пользы есть обратная сторона — общество становится «пластиковым»: мы все больше похожи друг на друга, в нас все меньше креативности, индивидуальности, независимости. Даже дома, в которых мы живем, в основном одинаковые. И цифровая революция делает нас все более зависимыми от технологий и в чем-то более одинаковыми.

— Насколько обоснованны опасения, что Большой брат, используя «большие данные», будет знать о нас буквально все? Государства, компании и другие заинтересованные лица уже активно следят за людьми через их же электронные устройства.

— Я считаю эту проблему очень важной, очень серьезной. И мне искренне жаль, что развитие компьютеров, к которому я приложил руку, привело к появлению таких средств слежки, о которых многие люди даже не подозревают. Я всегда был привержен либеральным ценностям и, как вы знаете, являюсь одним из основателей Electronic Frontier Foundation — некоммерческой организации, которая, в частности, защищает права людей на то, чтобы компании не предоставляли их личную информацию третьей стороне. Конституции различных стран определяют, что правительство может делать, а чего не может. И в законодательстве многих стран закреплено право людей на неприкосновенность частной жизни — никто не имеет права, скажем, прослушивать телефонные разговоры и наблюдать за тем, что они делают у себя дома, без санкции суда. И мне не нравится, что современные технические возможности позволяют легко нарушать то, что старается гарантировать нам закон. Однажды людям придется начать борьбу за свои права — встать и сказать государству: так не пойдет.

— Станут ли в будущем киберпреступления намного более опасной угрозой, чем сейчас?

— Киберпреступления год от года становятся все более масштабными и опасными, и в ближайшем будущем ситуация будет лишь обостряться. Я думаю, что мы должны поскорее ограничить возможности их совершения — как это ранее произошло с другими видами преступлений. Надо успеть это сделать, пока ситуация не вышла из-под контроля. Конечно, никогда не получится свести к нулю вероятность, что кто-то взломает сеть, которой вы пользуетесь, украдет оттуда ценную информацию, ваши деньги, личные данные или каким-нибудь другим образом навредит людям. Как не получается свести к нулю, скажем, случаи угона автомобилей. Но со временем мы сможем, например, построить блокчейн-систему, в которой любое серьезное действие будет требовать подтверждения со стороны пользователей. Такие системы будет почти невозможно взломать. Сейчас они невозможны в силу технических ограничений, но я уверен, что рано или поздно они появятся. Правда, чтобы они работали, нам постепенно придется перестроить весь интернет. Зато он станет по-настоящему безопасным.

— Многие люди боятся, что роботы скоро отнимут у них рабочие места. Раньше вы много говорили об опасности искусственного интеллекта, но в прошлом году резко изменили мнение и начали говорить, что роботы принесут человечеству немало пользы. Почему?

— Да, так и есть. Раньше я считал, что роботы быстро отберут у людей работу, вытеснив их на обочину общества. Но, следя за развитием в этой области, я понял, что искусственный интеллект никогда не сможет полностью заменить человека. Я смотрю вокруг и вижу высокий уровень занятости. Автоматизация труда началась еще лет 200 назад, когда появились первые фабрики в Манчестере, шившие дешевую одежду с помощью машин. И еще тогда люди боялись, что машины отберут у них работу, но ведь этого не произошло.

Да, роботы будут забирать у людей рабочие места в каких-то сферах, но в других сферах сама робототехника и другие цифровые дисциплины станут создавать новые вакансии. Например, понадобятся специалисты, которые будут программировать роботов, разрабатывать их новые модели, и так далее. Я уверен, что общество всегда найдет возможность дать людям работу, извлечь из любой новой технологии выгоду для самого социума.

— Многие футурологи считают, что уже наше поколение столкнется с технологической сингулярностью, когда технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию людей. Что будет дальше — люди сольются с роботами в какие-то новые формы жизни, станут своего рода киборгами?

— В очень ограниченных масштабах. Я не разделяю восторженных взглядов людей, которые считают, что человек и машина сольются в единый организм. Конечно, мы сможем помещать в наш организм наноустройства, которые будут решать различные проблемы, связанные со здоровьем. Но фактически это будет развитием давно известных вещей — такие наноустройства смогут доставлять в организм, скажем, антибиотики и прочие лекарства. А вот чтобы проникнуть в сферу, которая по-настоящему делает нас человеком, — в наш мозг, в наши мысли, в наши воспоминания… Чтобы внести в мозг что-то новое, мы должны для начала понимать, как работают все его процессы. Я посещал курсы по психологии в Беркли и особенно пристально интересовался тем, как организована память. Могу сказать, что никто этого пока не знает: у нас нет четкого представления, как устроен мозг, как он работает, и мы не можем сделать его искусственную копию, которая могла бы думать. Пока всего этого нет, ни о каком слиянии человека и машины и речи быть не может.

— А как же «цифровое бессмертие»? Смогут ли люди жить вечно благодаря тому, что их личность можно будет переписать на другой носитель?

— Вы имеете в виду что-то вроде того, что показано в фильме «Превосходство» (фильм 2014 года, где герой Джонни Деппа перед смертью создает свою цифровую к




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.