» » Поисковики установили экипаж пропавшего в боях за Северный Кавказ тяжелого истребителя

Социум

Поисковики установили экипаж пропавшего в боях за Северный Кавказ тяжелого истребителя

Поисковики установили экипаж пропавшего в боях за Северный Кавказ тяжелого истребителя

МАЙКОП, 4 мая. //. Поисковики и общественники спустя 73 года после окончания Великой Отечественной войны смогли отыскать место гибели экипажа пропавшего в 1942 году советского самолета-разведчика Пе — 3бис, который воевал в составе Черноморского флота, сообщил замруководителя поисковой организации «Кубанский плацдарм» Евгений Порфирьев.

Найдены родственники пилота истребителя — уроженца Ульяновска Михаила Снеговского, теперь устанавливаются родные воздушного стрелка Бориса Сабодаша из украинского города Каменец-Подольск. На месте падения самолета планируется установить новый памятник и разбить Аллею славы, власти окажут поддержку этому проекту.

Последний полет

Оккупация Адыгеи длилась с августа 1942 по февраль 1943 года. По воспоминаниям местных жителей, в октябре 1942 в небе над станицей Ханской (пригород Майкопа) советский самолет схлестнулся с двумя Messerschmitt — 109. Пилоты сбили один из вражеских истребителей, но и их подожженный самолет упал на окраине населенного пункта. Огонь на месте падения полыхал несколько дней кряду, рвались боеприпасы. К месту падения самолета фашисты никого не подпускали.

«Впоследствии вокруг воронки местные жители собрали останки летчиков, на телах которых были флотские тельняшки, и захоронили. По их воспоминаниям, здесь же были найдены некоторые личные вещи, в частности, фотокарточка с фамилией то ли Святковский, то ли Свяцковский. Очевидцы утверждали, что летчиков было трое, среди них якобы опознали 20-летнего станичника Якова Бунакова, его мать Евдокия Калиновна ежедневно приходила на место гибели сына и помешалась умом», — рассказала краевед, ветеран педагогического труда, экс-депутат парламента Адыгеи Валентина Непомилуева.

Спустя 45 лет после этих трагических событий по инициативе общественницы на месте падения самолета организовали раскопки. Помимо местных жителей, в них приняли участие военнослужащие Майкопского военного аэродрома и курсанты Армавирского военного летного училища. Из воронки извлекли фрагменты фюзеляжа, обломки моторов и погнутую 20-миллиметровую пушку ШВАК с заводским номером ЧЕ 318. Военными летчиками самолет был идентифицирован как советский пикирующий бомбардировщик Пе — 2.

Однако переписка с архивами озадачила краеведов. По их данным, ни авиация Черноморского флота, ни пятый гвардейский авиаполк не теряли в эти дни под Майкопом Пе — 2. Тем не менее, в 2010 году на месте гибели советских летчиков установили памятник безымянному экипажу Пе — 2, погибшему в октябре 1942 года.

Безымянные тельняшки

В конце минувшего года, в преддверии 75-летия освобождения Кавказа от немецко-фашистских захватчиков, общественники предприняли очередную попытку восстановить имена героев. С такой просьбой к властям Адыгеи на конференции Общероссийского народного фронта в республике выступил ветеран Великой Отечественной войны, участник обороны Кавказа Валентин Жуков, который предложил провести поисковую экспедицию в районе станицы Ханской, где упал подбитый Пе — 2, для перезахоронения с почестями останков летчиков. Рабочую группу возглавил Герой России Эдуард Цеев, который обратился за помощью в поисковую организацию «Кубанский плацдарм», специализирующуюся на поиске самолетов времен Великой Отечественной войны.

«Приступив к изучению всех ранее установленных обстоятельств, мы сразу поставили под сомнение правильность идентификации типа самолета. В первую очередь выбивалось из логической цепочки наличие пушки ШВАК, не устанавливавшейся на данном типе самолетов. Появилась версия, что разбился истребитель ЛАГГ или Як, которые вооружались такими пушками. Но первый же разведывательный выезд на место падения ее исключил: на найденных на месте падения фрагментах обшивки самолета сохранились технологические клейма 39-го завода НКАП СССР, который в годы войны производил самолеты Пе — 2, Пе — 3 и ДБ — 3ф», — рассказал замруководителя организации «Кубанский плацдарм» Евгений Порфирьев.

Место крушения самолета сейчас со всех сторон окружено жилыми домами, и сама воронка была полностью вычищена в ходе первой экспедиции. Поисковики работали с сохранившимися мелкими фрагментами размером не больше спичечного коробка.

Они смогли выяснить, что 1 ноября 1942 года в 25 километрах к востоку от Майкопа действительно произошел воздушный бой: экипаж Пе — 2 из состава 742-го отдельного разведывательного авиаполка 5-й воздушной армии, базировавшегося под Адлером, в составе капитана Козули, Мартынова и старшины Борисова числится пропавшим без вести. Как и говорили очевидцы, в этом бою был сбит немецкий «мессер» с унтер-офицером Таухманном, который также погиб. Однако все равно была несостыковка: станичники утверждали, что на летчиках упавшего осенью 1942 года Пе — 2 были тельняшки, что наводило на мысли об их принадлежности к морской авиации.

Еще одна попытка

Исчерпав возможности архивного поиска и не найдя ответа на интересующий вопрос, поисковики «Кубанского плацдарма» решили более тщательно обследовать место падения и попытаться там найти дополнительные свидетельства катастрофы.

«Из-под слоя снега и земли мы извлекли кусочек блока двигателя размером с ладонь, на котором оказался выбит заводской номер мотора М — 105 № 22-82. В режиме онлайн связались с нашими коллегами, ожидавшими дома за компьютером результатов полевых работ, и практически сразу же узнали, что такой номер мотора есть в базе. Он был установлен на самолет Пе — 3бис № 40312, произведенный на заводе № 39 НКАП СССР и 4 сентября 1942 года зачисленный в состав 27-й отдельной разведывательной эскадрильи ВВС Черноморского флота», — рассказал поисковик.

Как выяснилось, советский самолет-разведчик был сбит 4 октября во время «свободной охоты» немецкого Messerschmitt — 109 из 15-й хорватской эскадрильи 52-й воздушной авиагруппы германского люфтваффе, одной из самых боеспособных немецких авиачастей. На борту самолета находились хорватские пилоты Цвитан Галич и Юре Ласта, и именно Галич сообщил по радио о сбитом ими советском самолете. На том конце приняли Пе — 3бис за Пе — 2.

Спустя время по данным архивов, в том числе и берлинского, было установлено, что Пе — 3бис 4 октября 1942 года не возвратился с боевого задания по разведке войск противника на ростовском направлении.

Управлял самолетом пилот 27-й отдельной разведывательной авиационной эскадрильи ВВС Черноморского флота Михаил Снеговский, уроженец Ульяновска 1920 года рождения. В документах сохранился и домашний адрес его мамы Марии Снеговской. Воздушным стрелком был лейтенант Борис Сабодаш, бомбардир второй авиаэскадрильи 40-го авиаполка, 1919 года рождения, из украинского города Каменец-Подольск. Его мама, Евдокия Кахановская, в то время проживала в эвакуации в Красноводске.

Светлая память

Так удалось устранить еще один пробел в истории Великой Отечественной войны: совпали факты и детали из воспоминаний. Надпись «Святковский» на найденной на месте аварии фотокарточке при внимательном рассмотрении читается теперь как «Снеговский». По предположению поисковиков и краеведов, Пе — 3бис совершал разведывательный полет на Майкопский аэродром, куда три недели спустя высадился «огненный десант».

Установлено, что в ночь на 24 октября 1942 года для уничтожения фашистского аэродрома, базировавшегося на северной окраине Майкопа, был выброшен десант морской пехоты ВВС Черноморского флота. Десантникам удалось полностью уничтожить 22 и вывести из строя 20 вражеских самолетов, базировавшихся на Майкопском аэродроме. Бой длился около 40 минут, он сыграл большое значение в дальнейшем освобождении Адыгеи и Краснодарского края.

«В России еще много безымянных могил, где захоронены советские воины. Нам удалось установить имя еще одного героя-освободителя — уроженца Ульяновска Михаила Фадеевича Снеговского, долгие годы считавшегося пропавшим без вести. В поисках его родных мы сделали запросы, и выяснилось, что одна из племянниц погибшего пилота, Виктория Снеговская, проживает в Санкт-Петербурге. Мы не теряем надежду, что найдем и родственников Бориса Сабодаша, сейчас общаемся с некоторыми организациями Украины», — сказал Эдуард Цеев.

Он пояснил, что сейчас также проверяется информация, что Пе — 3бис — не единственный подбитый в этом районе советский самолет. По-прежнему неизвестна судьба пропавшего без вести станичника Якова Бунакова. Теперь будет проверена информация о крушении других самолетов в районе станицы Ханской, для полного восстановления картины освободительных боев продолжатся исследовательские работы. К ним привлечены ученые Адыгейского института гуманитарных исследований, преподаватели вузов, специалисты музеев.

«Для меня, племянницы Михаила Фадеевича Снеговского, всех наших родных, <...> случившееся стало настоящим потрясением. Мы не знали места его упокоения, теперь мы знаем, где та земля, где отдали свою жизнь за Родину совсем молодые мужественные летчики Михаил Снеговский и его товарищ Борис Сабодаш. Есть место, где можно поклониться их светлой памяти» — написала Виктория Снеговская рабочей группе по расследованию гибели экипажа.

Память экипажа самолета Пе — 3бис и других советских летчиков, отдавших свои жизни за Победу, будет увековечена. На месте крушения самолета на окраине станицы Ханской будет установлен новый памятник и разбит сквер. Власти Адыгеи помогут в реализации этого проекта.




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.