» » Саммит в Хельсинки стал отражением борьбы Трампа и "глубокого подполья"

Международные новости

Саммит в Хельсинки стал отражением борьбы Трампа и "глубокого подполья"

Саммит в Хельсинки стал отражением борьбы Трампа и "глубокого подполья"

Президент РФ Владимир Путин, выступая на пресс-конференции по итогам встречи с главой американской администрации Дональдом Трампом в Хельсинки, призвал «не использовать российско-американские отношения в качестве разменной карты во внутриполитической борьбе», ведущейся в США. А чуть позже в интервью телеканалу Fox News, отвечая на вопрос о предполагаемом «российском вмешательстве» в американские выборы, повторил: «Мне это не интересно. Это внутренние политические игры в Соединенных Штатах. Не надо делать отношения между Россией и США заложниками этой внутренней политической борьбы».

Реакция политического истеблишмента и американских СМИ на итоги первой полноформатной встречи лидеров России и США лишь подтверждает то, что, по сути, констатировал глава российского государства: отношения двух стран действительно оказались в заложниках у той внутриполитической борьбы, которая не затухает в Соединенных Штатах с момента победы на выборах республиканца Трампа. Причем в эту борьбу вовлечены не только его соперники-демократы, но и значительная часть его однопартийцев, противящихся любым попыткам наладить отношения с Москвой.

Фактически саммит в Хельсинки стал отражением борьбы Трампа и так называемого «глубокого подполья» (Deep State) — всесильной вашингтонской бюрократии, разведывательного сообщества, медийных магнатов, лоббистов и, разумеется, политиков. И тот факт, что всего за пару дней после российско-американской встречи в верхах Трампу пришлось изменить некоторые свои высказывания на диаметрально противоположные, ясно свидетельствует: пока перевес в этой борьбе отнюдь не на стороне американского президента. А значит, и на изменение негативного фона в отношениях между РФ и США в ближайшей перспективе едва ли стоит рассчитывать.

Критика в адрес Трампа

По словам самого Трампа, «многие ненавистники» хотели бы, чтобы его встреча с Путиным в Хельсинки превратилась в «боксерский поединок». И то обстоятельство, что президенты «хорошо поладили», вызвало вал самой резкой критики.

Судя по информационному фону, который сложился в США перед встречей в Хельсинки, американский политический класс вне зависимости от партийной принадлежности рассчитывал, что Трамп займет крайне жесткую позицию по отношению к Путину и прежде всего твердо укажет на недопустимость вмешательства в выборные процессы, а также потребует от российского лидера, чтобы Москва изменила свою «агрессивную политику» в других областях.

По сообщению газеты The Washington Post, именно на такой разговор настраивали Трампа даже его помощники, подготовившие для президента 100-страничный документ, в котором подробно расписывались позиции по тем или иным вопросам. К жесткому разговору с российским лидером подталкивало хозяина Белого дома и его ближайшее окружение, включая помощника президента по национальной безопасности Джона Болтона и госсекретаря Майкла Помпео. Однако Трамп, по утверждению источника газеты, «изменил решение по ходу игры» и вел переговоры по-своему.

Стоит напомнить, что и демократы, и республиканцы, основываясь на неких выводах спецслужб, считают вмешательство России в президентские выборы в США в 2016 году неоспоримым фактом. Только демократы при этом идут еще дальше и настаивают на наличии сговора между предвыборным штабом Трампа и Москвой, располагающей, по их мнению, каким-то компроматом на главу Белого дома. Расследованием в этом направлении уже больше года занимается спецпрокурор Роберт Мюллер.

В стане республиканцев ситуация не столь однозначна. В самом Белом доме наличие какого бы то ни было сговора с Москвой решительно отрицают, а расследование Мюллера называют «охотой на ведьм». При этом часть республиканцев, недовольная избранием именно Трампа, не прочь при случае скрыто или явно поддержать выдвигаемые демократами обвинения.

В Москве опровергают и вмешательство, и сговор, и наличие компромата на Трампа, о чем российский лидер в Хельсинки неоднократно говорил и на переговорах с американским коллегой, и на итоговой пресс-конференции, и в интервью Fox News.

Очевидно, высказывания Путина показались Трампу достаточно убедительными. Во всяком случае, на итоговой пресс-конференции в Хельсинки он заявил, что испытывает «огромное доверие» к разведывательным службам США, обвиняющим Россию во вмешательстве в американские выборы, но одновременно заметил, что Путин был «чрезвычайно тверд и решителен в своем отрицании» такого вмешательства.

Это неосторожное высказывание дорого обошлось Трампу: сперва он был буквально атакован американскими журналистами, которые, как показалось, просто не захотели заметить позитивных моментов повестки дня, затем к критике подключились представители того самого «глубокого подполья». Главу Белого дома стали обвинять в «предательстве национальных интересов», «пораженчестве», «капитуляции перед Путиным». Конгрессмен Элиот Энгел назвал Трампа «приспешником» и даже «пуделем Путина», а бывший губернатор Калифорнии и непобедимый Терминатор Арнольд Шварценеггер сравнил американского президента с «маленькой раскисшей макарониной».

«Поведение Трампа на пресс-конференции в Хельсинки далеко выходит за рамки особо тяжких преступлений, — написал в Twitter экс-директор ЦРУ Джон Бреннан. — Это было предательством. Высказывания Трампа были не просто идиотскими, он полностью под контролем Путина».

Лидер демократического меньшинства в Сенате Конгресса США Чак Шумер потребовал усилить санкции против России и вызвать в Конгресс сотрудников администрации Трампа, чтобы они там дали показания. Его коллеги по партии предложили позвать на слушания переводчика президента, чтобы тот раскрыл содержание переговоров, проходивших тет-а-тет. А сенатор-республиканец Линдси Грэм даже предложил проверить футбольный мяч, подаренный Путиным Трампу, на наличие подслушивающих устройств и посоветовал никогда не проносить его в Белый дом.

Пошел на попятную

Критики показывает, насколько силен в Вашингтоне градус недовольства, если не сказать ненависти по отношению к Трампу. Американскому президенту пришлось быстро отыгрывать назад: критика звучала даже со стороны однопартийцев и ближайшего окружения. По сути, после Хельсинки он только и делал, что оправдывался, причем некоторые его высказывания свелись к полному отрицанию того, чтобы было сказано прежде.

«Все, что я могу, — это задавать вопрос [о том, было ли вмешательство России в американские выборы]. Мои подчиненные — Дэн Коутс и некоторые другие — заявили, что, по их мнению, это была Россия. Президент Путин только что сказал, что это была не Россия. Скажу следующее: не вижу никакой причины, чтобы это была она», — так звучало одно из первых высказываний Трампа после его переговоров с российским лидером.

Однако уже на следующий день перед встречей с представителями Конгресса глава Белого дома счел необходимым пояснить, что из его фразы выпала отрицательная частица «не»: «В ключевом предложении в своих высказываниях я произнес »была« вместо »не была".

Пояснив, что «осознал необходимость внесения определенных пояснений» в прежние высказывания, Трамп заверил, что «полностью поддерживает американские разведведомства и всегда поддерживал». «Давайте смотреть на вещи реально, и я говорил об этом множество раз: я поддерживаю выводы нашей разведки, что Россия вмешивалась в выборы в 2016 году», — заявил глава американской администрации.

Еще сутки спустя в интервью телеканалу CBS Трамп, ранее впечатленный «чрезвычайной твердостью» Путина при отрицании вмешательства в выборы, изменил мнение: «Я не хочу вникать, говорит ли он правду или нет. Я могу лишь сказать, что доверяю данным разведки».

Более того, отвечая на прямой вопрос о том, считает ли он, что Путин несет личную ответственность за вмешательство в американские выборы, Трамп заметил: «Ну, считал бы, потому что он отвечает за [свою] страну. Точно так же, как считаю себя ответственным за то, что происходит в этой стране [в США]. Так что, определенно, вам следует как лидера страны считать его ответственным, да».

Попутно Трамп повторил, что «действия России не оказали совершенно никакого влияния на исход выборов» и «никакого сговора [с Москвой] не было». Он также решительно заверил, что не допустит постороннего вмешательства в промежуточные выборы в Конгресс в ноябре 2018 года: «Моя администрация прилагает и продолжит прилагать решительные усилия с целью предотвратить эти попытки. Мы остановим их, мы отразим любые усилия вмешаться в наши выборы. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы предотвратить вмешательство России в 2018 году».

Пока не в пользу Трампа

Можно предположить, что подобная непоследовательность главы американской администрации объясняется вовсе не его ментальной нестабильностью, на которую любят указывать его оппоненты, а как раз-таки ясным осознанием сложившейся ситуации. Не имея ни политического багажа, ни нормальной собственной команды, Трамп поневоле вынужден опираться на представителей все того же «глубокого подполья», своего рода государства в государстве. Но при этом он имеет некие собственные представления и позиции, поэтому вынужден действовать методом проб и ошибок.

Подобным образом он действовал и в случае с подготовкой к встрече с лидером КНДР Ким Чен Ыном, и по отношению к партнерам по Евросоюзу или НАТО. Такой же способ был им использован и в Хельсинки. И произведенная после встречи в Хельсинки корректировка высказываний стала неизбежным следствием той реакции, которую продемонстрировало «глубокое подполье».

Показательна в этом смысле реакция не только оппонирующих Трампу политиков и отставных разведчиков, но и действующего главы ФБР Кристофера Рея — человека, занимающего один из ключевых постов в чрезвычайно влиятельном разведывательном сообществе и вообще в структуре власти США. Комментируя в среду в эфире телеканала NBC прозвучавшие на саммите в Хельсинки заявления, он выразил открытое несогласие с мнением Трампа о том, что проводимое спецпрокурором Мюллером расследование — это «охота на ведьм». Рей также крайне скептически отозвался о возможности воспользоваться в этом расследовании помощью России, предложение о которой было выдвинуто в Хельсинки президентом РФ и высоко оценено президентом США.

Отвечая на вопрос о том, вмешивалась ли Россия в американские выборы, Рей заметил: «Мнение американского разведывательного сообщества не изменилось, мое тоже. Они [россияне] пытались вмешаться в последние выборы и продолжают злоумышленные операции с целью оказания влияния по сей день».

Глава ФБР не исключил, что действия России, предпринимаемые, по его словам, «с целью посеять раскол и разногласия» в США, могут «выйти на новый уровень». Мы пока не видели попыток выбрать мишенью конкретные объекты избирательной инфраструктуры, однако иные усилия, которые я бы назвал злонамеренным влиянием, предпринимаются весьма активно«, — заявил Рей. »С моей точки зрения, мы должны воспринимать эту угрозу крайне серьезно и реагировать на нее с полной решимостью и сосредоточением", — добавил он.

Заявления главы ФБР свидетельствуют, что в борьбе Трампа с «глубоким подпольем» перевес пока не на стороне президента. Да и задержание в США россиянки Марии Бутиной по обвинению в шпионаже, явно имеющее политический подтекст и приуроченное к встрече в Хельсинки, должно всем показать, кто на самом деле в Вашингтоне хозяин.

Трамп пришел к власти во многом как борец с системой, но пока система оказывается сильнее. Что, впрочем, и неудивительно: президентов в США избирают на четыре года, максимум — на восемь лет, а в «глубоком подполье» одни и те же люди заправляют в течение десятилетий. И пока это происходит, рассчитывать на серьезные сдвиги к лучшему в отношениях США и России едва ли приходится. Что, впрочем, отнюдь не исключает возможностей точечного, фрагментарного партнерства — но лишь там и тогда, где и когда это будет нужно и выгодно Вашингтону.

Андрей Низамутдинов




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.