» » Посол Ирака в РФ: Багдад не согласится на размещение военных баз США

Международные новости

Посол Ирака в РФ: Багдад не согласится на размещение военных баз США

Посол Ирака в РФ: Багдад не согласится на размещение военных баз США
Чрезвычайный и полномочный посол Ирака в Москве Хайдар Мансур Хади в интервью рассказал о результатах пересчета голосов на парламентских выборах, ситуации с контрактами «Роснефти» и Иракского Курдистана, расширении сотрудничества с РФ в нефтегазовой сфере, а также о том, как правительство намерено урегулировать кризис на юге страны.

— Господин посол, на протяжении двух недель на юге Ирака продолжаются массовые протесты. Манифестанты требуют от властей решить проблему безработицы и положить конец перебоям с электричеством и водоснабжением. Какие меры предпримет правительство для решения этого кризиса?

— Это мирные протесты. Право на проведение таких акций закреплено в конституции.

Для урегулирования ситуации премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади сформировал специальный министерский комитет. Есть прямая коммуникация между правительством и представителями протестующих. Уже принят ряд мер для удовлетворения их требований. На днях в Саудовскую Аравию по указанию премьер-министра отправятся официальные делегации для подписания соглашений о поставке электроэнергии в Ирак. По этому вопросу проводятся контакты и с другими нашими соседями: Кувейтом, Ираном, Турцией.

Правительство также старается обеспечивать безопасность протестов и не допустить проникновения террористов в ряды демонстрантов.

— В мае в Ираке прошли парламентские выборы, но из-за сообщений о нарушениях было принято решение о пересчете голосов. Когда будут объявлены официальные результаты?

— Большая часть бюллетеней уже обработана. Думаю, что пересчет завершится через несколько дней и правительство объявит о его итогах. На данный момент итоги пересчета голосов практически полностью подтверждают первоначальные результаты.

— Насколько я понимаю, не стоит ожидать визитов высокого уровня в Россию до тех пор, пока не будет сформировано новое правительство?

— Да, потому что в Ираке сейчас все вовлечены в переговоры по формированию правительства и ожидают официальных итогов пересчета голосов. Но на следующей неделе официальная российская делегация посетит Багдад, после чего может состояться визит иракских представителей в Россию. Таким образом, правительство Ирака функционирует в нормальном режиме.

— Кто войдет в российскую делегацию?

— Мы сможем объявить это на следующей неделе. Это не секретная делегация или делегация высокого уровня. Этот визит связан с продолжающимися переговорами между Ираком и Россией.

— Речь идет о военно-техническом, энергетическом сотрудничестве?

— Возможно, будут обсуждаться военные вопросы, а также нефтегазовые. В состав делегации войдут представители министерства обороны и министерства промышленности и торговли.

— Как обстоят дела с контрактами «Роснефти» и Иракского Курдистана? Удалось ли Москве и Багдаду достичь прогресса в переговорах?

— Мы донесли позицию Ирака до наших российских друзей. Я сам также встречался с российскими коллегами. К сожалению, «Роснефть» заключила контракт напрямую с правительством Курдистана, что противоречит конституции.

— Понимает ли ваши озабоченности российская сторона?

— Мы работаем вместе над решением проблемы. У нас очень тесные связи с Россией, налажены каналы коммуникации.

— Насколько я знаю, для урегулирования вопроса с контрактами «Роснефти» был создан специальный двусторонний комитет.

— Комитет занимается не только этой проблемой, но в целом вопросами, касающимися работы российских нефтяных компаний в Ираке. В декабре прошлого года в Багдаде министр энергетики РФ Александр Новак встретился с премьер-министром Ирака Хейдаром аль-Абади, и они обсудили ряд вопросов, связанных с падением цен на нефть, которое затронуло российские компании. Это обусловило создание комитета, который возглавили заместитель министра энергетики России и заместитель министра нефти Ирака. Они провели три или четыре продуктивные встречи. Вопрос контрактов «Роснефти» и Иракского Курдистана на них также обсуждался.

— Планируются ли новые консультации?

— Дата следующей встречи не определена, но уверен, что они еще состоятся в будущем.

— Ранее вы сообщали о том, что главу «Роснефти» Игоря Сечина согласился принять премьер-министр Ирака. Но, насколько я понимаю, встреча так и не состоялась?

— Нет. Мы сказали Сечину, что премьер-министр согласился его принять для обсуждения ситуации с контрактами. Ожидаем, что он сообщит нам о том, когда планирует приехать, чтобы мы выдали визу. Надеемся, что встреча состоится после формирования нового правительства.

— Хотелось бы вернуться к теме протестов на юге Ирака. Обеспечивается ли безопасность на месторождениях, где работают российские компании?

— У правительства Ирака есть обязательства по обеспечению безопасности для всех иностранных компаний, включая российские. Для этого мы работаем вместе с российским посольством в Багдаде и генеральным консульством в Басре. Демонстрации были мирными, а если какие-то инциденты и происходили, то в этом виноваты подстрекатели, которые пытались превратить мирные акции в беспорядки.

— Однако инцидент произошел на месторождении «Западная Курна — 2», которое разрабатывается «Лукойлом».

— Что касается «Западной Курны — 2», то я говорил с одним из директоров, который подтвердил, что работа идет в нормальном режиме. Никто из россиян не пострадал. Протесты проходили за пределами российских объектов, и для обеспечения безопасности правительством и компанией были приняты меры.

На самом деле мы работаем над тем, чтобы расширить работу российских компаний в Ираке. На следующей неделе я встречаюсь с представителями российской нефтегазовой компании.

— Какой именно?

— Это не топовая компания, они запросили встречу со мной и хотели бы работать в Ираке. Мы также заинтересованы в этом и готовы оказать максимальную поддержку.

— В ходе своего визита в Москву в феврале министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джаафари заявил, что Багдад внимательно изучает вопрос закупки у России ЗРС С — 400. Принято ли уже какое-то решение?

— Мы говорили о том, что мы приобретем С — 400, если в этом возникнет необходимость. Но решение о покупке не принято. Не было и официальных переговоров с российской стороной.

— Есть ли у Багдада интерес к приобретению других российских вооружений?

— На протяжении долгих лет мы закупали вооружение у России, заключены крупные контракты. Пока продолжается выполнение тех соглашений, которые были подписаны ранее. Так, было объявлено о том, что Ирак получил танки Т — 90С. Я не располагаю информацией о переговорах по новым контрактам.

— Иракские СМИ сообщают о планах США по созданию военных баз в стране. Можете ли вы подтвердить эту информацию?

— На самом деле я не слышал о таких планах. Не думаю, что это правда, потому что США вывели свои силы из Ирака в 2011 году и у них нет намерений размещать здесь постоянные базы. Американские военнослужащие, остающиеся в стране, оказывают консультативную поддержку. Но о создании военных баз речи не идет.

— А если планы США подтвердятся?

— Иракское правительство, несомненно, скажет «нет», я не думаю, что мы согласимся на постоянное присутствие американских баз. Иракское правительство неоднократно заявляло, что у нас нет никаких баз США.

Мы исходим из того, что суверенитет Ирака является приоритетом номер один. Поэтому принимать решение о присутствии баз должно правительство.

— Как вы оцениваете значение первого полноформатного российско-американского саммита, состоявшегося в начале этой недели, для развития ситуации на Ближнем Востоке?

— С нашей точки зрения, это была очень важная и позитивная встреча, и Ирак ее поддержал. Я думаю, что Россия и США — влиятельные державы на Ближнем Востоке и ключевые игроки в сирийском урегулировании. И конечно, встреча лидеров окажет положительное воздействие на ситуацию на земле. И то, что президент Трамп пригласил президента Путина в Вашингтон, тоже является позитивным сигналом. У нас тесные связи как с Россией, так и с Америкой. Так что сближение двух держав благоприятно для Ирака.

— Ранее в интервью вы уже говорили о том, что российские компании хотели бы участвовать в послевоенном восстановлении Ирака. Достигнуты ли уже какие-либо договоренности?

— Этот вопрос обсуждался с российскими компаниями. Мы поддерживаем их, предоставляем визовую, логистическую поддержку. Некоторые проекты пока на уровне обсуждения, ряд компаний уже начали работу в Ираке.

Российско-иракский товарооборот вырос с $900 млн в 2016 году до $1,4 млрд в 2017 году. Это свидетельствует об интересе российских компаний к Ираку. Мы очень тесно работаем с российским посольством в Багдаде для установления прочных связей.

— Обсуждается ли возможное участие российских специалистов в восстановлении культурных и исторических памятников, разрушенных ИГИЛ (прежнее название ИГ, запрещена в РФ — прим. )?

— Нам нужна помощь в восстановлении этих памятников, и мы были бы более чем счастливы, если российские эксперты участвовали в их реконструкции.

Беседовала Лейла Тураянова




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.