» » Москалькова — РБК: «Голодовка — не единственный способ отстаивания прав»

Политика

Москалькова — РБК: «Голодовка — не единственный способ отстаивания прав»

Москалькова — : «Голодовка — не единственный способ отстаивания прав»Омбудсмен Татьяна Москалькова после визита на Украину рассказала в интервью об обмене российских и украинских осужденных, ситуации с бегством гомосексуалистов из Чечни, делах о пытках в СИЗО и подготовке паспортной амнистии

Генерал-майор полиции Татьяна Москалькова уже более двух лет занимает пост уполномоченного по правам человека в России. В интервью омбудсмен рассказала, каких полномочий не хватает для защиты прав человека, о состоянии голодающего Олега Сенцова и о том, почему ее украинскую коллегу не пустили навестить режиссера, а также прокомментировала дела о пытках в СИЗО и при задержании активистов.

— Давайте начнем с темы Украины, откуда вы вернулись в конце июня. ОБСЕ ответила на ваше письмо о судьбе российских журналистов на Украине. В частности — главного редактора «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского, которого Киев подозревает в измене. В ОБСЕ вам обещали помогать. Что конкретно значат эти договоренности?

— Надеюсь, что ОБСЕ будет готова потребовать от украинской стороны прекратить дальнейшее уголовное преследование Кирилла Вышинского и освободить его из-под стражи. Думаю, что позиция этой уважаемой международной организации не может быть проигнорирована. Для нас совершенно очевидно, что этот человек невиновен и пострадал за свою приверженность свободе слова. Скорее всего, истинной причиной его ареста было желание создать ситуацию, при которой можно было бы поставить вопрос об обмене российского журналиста на осужденных граждан Украины. В цивилизованном обществе с позиций прав человека это совершенно недопустимо. При таком подходе любой невиновный человек может оказаться за решеткой.

— Вы упомянули обмен. Вы можете участвовать в его организации? Насколько я понимаю, ваш мандат не предполагает таких полномочий.

— Это действительно так. Однако если моя помощь потребуется компетентным органам при обмене осужденных, являющихся гражданами России и другого государства, сделаю все возможное, чтобы способствовать этому процессу. Усилия государства по поводу возвращения своих граждан на родину всегда заслуживают самой высокой оценки со стороны общества.

— А с вами администрация президента обсуждала вопрос об обмене?

— Нет. Это не моя компетенция. Обращались родственники осужденных, которые оказались в местах заключения на Украине, и их близкие.

— То есть обмен российскими и украинскими заключенными, по вашему мнению, возможен?

— Думаю, да. Было бы желательно, если бы органы власти смогли достигнуть компромисса и вернуть людей к себе на родину. Со своей стороны я обратилась к властям с просьбой содействовать возвращению с Украины наших рыбаков с сейнера «Норд» и помочь в возвращении граждан Украины с судна ЯМК0041, задержанных нашей погранслужбой за браконьерство. Они не являются осужденными, но и тут и там их удерживают.

Украинским рыбакам инкриминируется незаконный лов рыбы, а в отношении наших граждан сложилась парадоксальная история, потому что им ничего не инкриминировали. Их паспорта граждан России признаны законными и легитимными судом Украины. Киевский суд также установил, что они не являются гражданами Украины.

— Идет ли разговор о возвращении крымского режиссера Олега Сенцова, который в России осужден на 20 лет по обвинению в терроризме, и Вышинского?

— Сложность в решении этого вопроса заключается в том, что оба они де-факто имеют два гражданства: российское и украинское. А согласно Конституции граждане России не могут быть выданы другому государству. Аналогичная ситуация складывается и по Конституции Украины.

Аналогично с Дмитрием Штыбликовым, который отбывает наказание в Омске. У него в личном деле паспорт гражданина России, но есть где-то и украинский паспорт. Эта ситуация в нынешних правовых реалиях практически делает невозможным решение вопроса о его передаче для дальнейшего отбывания на Украину.

В связи с этим, думаю, должно быть заключено специальное российско-украинское соглашение о статусе лиц с двумя гражданствами, предусматривающее решение вопроса и о передаче их в страну постоянного проживания, и о консульском посещении.

— Какая ваша оценка ситуации с Сенцовым? Он голодает уже 73 дня, требуя освобождения «всех украинских политзаключенных в России». Его адвокат Дмитрий Динзе говорил в интервью, что вы постоянно озвучиваете «противоречивые данные», что вас дезинформируют о состоянии Сенцова.

— Напротив, это украинская сторона дезинформирует общественность о состоянии здоровья Олега Сенцова. И уж совсем возмутительной была недавняя информация, распространенная в некоторых украинских СМИ, о его смерти. Я лично посещала Олега Сенцова, мы разговаривали с ним почти час. Он ходит, читает газеты, смотрит телевизор, пишет сценарий.

— Как он выглядит?

— Более-менее нормально. Он находится в медицинском отделении под постоянным наблюдением врачей, два раза в день получает питательные смеси.

Я просмотрела его медицинскую карту от корки до корки. В начале июня у Сенцова был криз, его доставили в городскую больницу, где врачи объяснили ему необходимость принимать питание хотя бы в виде питательных смесей, которые назначают больным после операций. Он согласился. Говорит, что сейчас чувствует себя лучше.

Я понимаю, что все равно какая-то твердая пища-то должна поступать, поэтому нельзя сказать, что это безоблачная ситуация, она опасна для жизни. Врачи его наблюдают, ведут ежедневный отчет. Они говорят, что не допустят, чтобы человек погиб.

— То есть они допускают насильственное кормление в случае, если ситуация перестанет быть стабильной?

— Надеюсь, до этого дело не дойдет. Голодовка — не единственный способ отстаивания прав. Есть и другие, более эффективные. Правда, на эту тему разговор с ним у нас не получился. Может быть, маме и его близким: сестре, жене, детям — удастся его убедить.

С мамой он на связи, она живет в Крыму. Олег ведет с ней электронную переписку. Он сказал, что ему также звонят друзья, дети. 5 июля его посетила сестра Наталья Костнева.

— Жалобы у Сенцова были?

— Он сказал, что сотрудники колонии и медперсонал относятся хорошо. У Олега больничная палата 14 м, где он находится один. Два окна без решеток, с форточками, форточки открываются.

— Почему украинскому омбудсмену Людмиле Денисовой вы не устроили, допустим, видеосвязь или в порядке исключения не допустили к Сенцову?

— А почему вы не спрашиваете, отчего меня не допустили к Максиму Одинцову, Кириллу Вышинскому или беременной Елене Одновол, которые находятся в украинских СИЗО? Ответить на этот вопрос украинской стороне гораздо тяжелее, чем мне. Законодательство Украины позволяет моей коллеге Людмиле Денисовой взять с собой в учреждение пенитенциарной системы Украины любого человека, включая иностранного гражданина. Этим правом пользовалась ее предшественница Валерия Лутковская, что позволило нам оказать помощь многим людям, попавшим в трудное положение. По российскому законодательству уполномоченный по правам человека вправе только обратиться за разрешением вопроса в компетентные органы. Положительного решения пока по этому вопросу не вынесено с учетом наличия российского гражданства у Олега Сенцова.

Людмила Денисова была проинформирована на этот счет. Поэтому ее поездка в колонию в Салехард была заведомо нерезультативна, а с учетом тех фото и комментариев, что были размещены в соцсетях, и провокационна. В тех случаях, когда омбудсм




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.