» » Последние в первых рядах. Почему США опередили события вестью о завершении Первой мировой

Международные новости

Последние в первых рядах. Почему США опередили события вестью о завершении Первой мировой

Последние в первых рядах. Почему США опередили события вестью о завершении Первой мировой
Одной из заметных дат приближающейся осени станет столетие окончания Первой мировой войны. Перемирие наступило на 1563-й день самого кровопролитного на тот момент конфликта в истории. Новость о завершении войны пришла сначала не из Европы, а из Америки. Американские союзники позже всех вступили в военные действия, но вот об окончании борьбы объявили первыми.

Американская пресса известила об этом уже 7 ноября 1918 года — с опережением событий. «Fake news, — констатируют устроители парижской выставки »Перемирие«(l'Armistice). — В тот момент уполномоченные Германии еще находились в пути». На самом деле перемирие в более чем четырехлетнем конфликте, унесшем жизни 18,6 млн человек, представители союзных стран и Германии заключили в вагоне французского маршала Фердинанда Фоша в Компьенском лесу под Парижем лишь 11 ноября 1918 года, напоминают документы экспозиции на территории исторического Дома инвалидов. В последний день войны были убиты, ранены или пропали без вести 11 тыс. человек.

Размышляя над уроками Первой мировой, бывший министр обороны Франции Жан-Пьер Шевенман еще несколько лет назад предсказал, что с приближением столетия ее окончания все чаще можно будет слышать о «решающей роли» США. «Между тем американские войска были массово вовлечены в военные действия не ранее 12 сентября 1918 года — в Сен-Миельской операции», — напомнил политик в своем труде «1914−2014. Выход Европы из Истории?» (Jean-Pierre Chevènement 1914−2014 L«Europe sortie de l»Histoire?).

Основная часть дивизий США при этом оставалась за линией фронта: ко дню перемирия, по данным Шевенмана, на передовой находились около 200 тыс. американских солдат, хотя прибывший в Европу из-за океана контингент достигал двух миллионов.

В последнюю военную осень

В войну против Германии на стороне союзников США официально вступили в апреле 1917 года и постепенно стали направлять свои части для размещения в Старом Свете. Первое настоящее сражение с американским участием произошло, однако, лишь в последнюю военную осень. Американские солдаты участвовали 12−19 сентября 1918 года в наступательной операции союзных сил на севере-востоке Франции с целью ликвидации Сен-Миельского выступа, образовавшегося после весеннего наступления германской армии. Окружить германские силы не удалось, но сражение было признано успешным.

Если Франция потеряла в Первой мировой 1,7 млн, а Россия — 3,3 млн человек, то американские потери составили 118 тыс. погибших, включая 43 тыс. умерших от эпидемии гриппа. Но собственный вклад в исход войны США считают ключевым. Американский сайт, посвященный столетию Первой мировой (Centennial Commemoration of the United States in World War I), еще в начале цикла мемориальных торжеств отметил: «Американское вмешательство было решающим — в течение 18 месяцев крупные силы нашей пехоты, прибывшие на линию фронта, положили конец патовой ситуации, и Германия согласилась на прекращение военных действий 11 ноября 1918 года».

Между строк и траншей

На памяти всех неравнодушных к истории и другая парижская выставка — «Между строк и траншей», которую летом 2014-го провел столичный Музей писем и рукописей, собрав уникальные документы эпохи. «Если Бог позволит мне вернуться с войны, я постараюсь опубликовать свои дневники», — обещал в письме с фронта командир французской пехотной бригады Робер Дюплесси. Военные будни он иллюстрировал снимками, рисунками, полевыми картами, донесениями своих офицеров. В этом зеркале — дни и ночи конфликта, ставшего тяжелейшим испытанием для народов Европы.

Величайшей катастрофой считали мировой конфликт европейские писатели. Марсель Пруст летом 1914 года предсказывал «гибель миллионов людей в этой войне миров». «Самоубийством Европы» называл Первую мировую Ромен Роллан.

Упоминалось в экспозиции и интервью американского финансиста, предоставленное им на условиях анонимности французскому журналу весной 1917 года. «Из истории я оставляю только статистику, — замечал он. — »Великая война« пятикратно расширила наш оборот, десятикратно увеличила наши прибыли». Он добавлял: «Всю эту замечательную торговлю мы совершили с союзниками, разбогатев на поставках в Европу». По его словам, акции сталелитейных заводов США поднялись на 600%.

Сценарий века

Финансист констатировал: «Все, что могли продать, мы вам продали. И вы за это платите, в том числе золотом, его запасы у нас сейчас превосходят совокупные золотые резервы союзников. Но вы рассчитываетесь также векселями, а они будут стоить ровно столько, сколько будет стоить ваша победа. Она поэтому важна любой ценой, чтобы вы могли выполнить свои обязательства перед нами».

Весной 1917-го американский предприниматель уже вглядывался в будущее, рекомендуя европейцам: «Вам надо будет восстановить разрушенное. Деньги, которые мы заработали на вас, мы одолжим вам, чтобы поднять ваши города, отстроить фабрики, восстановить основу вашего экономического существования. Перед нами открывается широкое поле для будущих инвестиций». Откровения заокеанского финансиста, считает французский исследователь Жан-Люк Берте, «представляют весь сценарий ХХ столетия: как США стали глобальной державой благодаря Первой мировой и на основе каких методов обеспечили свои позиции в следующей войне и послевоенном восстановлении в период »плана Маршалла".

Кто уговорил США вступить в войну?

В Париже, пока шла война, пытались уговорить Америку поддержать союзников. В коридорах власти ломали голову над тем, кто мог бы убедить заокеанских партнеров в необходимости проявления солидарности. Это должен был быть человек с солидным военным опытом, талантом настоящего оратора и блестящим знанием английского.

В итоге выбор пал на самого отважного солдата Иностранного легиона Зиновия Пешкова, фактически приемного сына писателя Максима Горького. Вступивший во французский легион добровольцем летом 1914 года, Пешков следующей весной был тяжело ранен, потерял руку, но не покинул армию. Однорукий капрал, докладывали его командиры, все так же водил свое отделение в атаку на неприятельские позиции. Фронтовые впечатления Пешкова, безукоризненное знание английского и Америки (крестник побывал там вместе с Горьким) склонили премьера Аристида Бриана к мысли направить легионера к другим берегам Атлантики.

С такой миссией он совершил многомесячное турне по США, рассказывая об операциях на фронте. Когда в Вашингтоне наконец-то согласились вступить в войну, Пешков был представлен к ордену Почетного легиона. «Волонтер Пешков был награжден военной медалью за героическое поведение под огнем и полученные ранения, — говорилось в представлении к новой награде. — Несмотря на увольнение по состоянию здоровья, он решил остаться на службе Франции и оказал исключительные услуги делу союзников».

Без России не справились бы

В апреле 2015 года исторический Дом инвалидов стал местом необычной церемонии. Под сводами церкви Святого Людовика отдавали почести великому князю Николаю Николаевичу, чей прах по просьбе родных было решено перенести из Франции на родину.

«В этой церкви, где мы обычно чтим французских солдат, мы отдаем дань памяти главе русской армии, которая была союзницей нашей страны в Первой мировой войне», — сказал на поминальной службе епископ вооруженных сил Франции Люк Равель. По завершении панихиды республиканские гвардейцы пронесли на руках через Почетный двор гроб с прахом великого князя. Такая почесть оказывается только при прощании с маршалами Франции.

Присутствовавший тогда на церемонии потомок главнокомандующего, его внучатый племянник князь Димитрий Романович счел эту дань уважения закономерной. «Без России не справились бы!» — признался в личной беседе старший в роду Романовых. Выстоять в Великой войне французам удалось во многом благодаря той помощи, которую с первых ее дней оказывала союзникам Россия. Наступление русской армии на своем фронте отвлекло от французской столицы германские силы, которые стояли у ворот Парижа.

«За этот акт верности братству по оружию — тем более дорогой, что мобилизация русских сил не была завершена, — русская армия и ее главнокомандующий великий князь Николай Николаевич имеют право на признательность Франции», — отзывался о помощи России маршал Жозеф Жоффр.

«Думаю, что Франция не забыла ни помощи русской армии, ни этих слов», — заметил в своем интервью князь Димитрий Романович.

Эти оценки разделяют и французские историки. «Не будь Восточного фронта, мы бы, возможно, проиграли войну через несколько месяцев», — полагает исследователь военной эпохи Пьер Малиновский. В первую военную осень германскому командованию пришлось срочно перебросить с запада на восток два армейских корпуса — более 80 тыс. человек. Это спасло Париж.




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.