» » С небес на землю: как два друга делают мебель из фрагментов самолетов

Бизнес

С небес на землю: как два друга делают мебель из фрагментов самолетов

С небес на землю: как два друга делают мебель из фрагментов самолетовАлександр Очков и Руслан Буланов дают вторую жизнь авиационному лому, превращая его в журнальные столики и настенные часы. Всего за четыре месяца партнерам удалось вывести компанию Ru-Sky на прибыль

Основатели компании Ru-Sky придумали свой бизнес благодаря любви к самолетам. Дед 35-летнего москвича Александра Очкова, Герой Советского Союза Александр Медведев, осенью 1941-го бомбил наступавших на Москву немцев с пикирующего бомбардировщика Пе — 2. Отец 34-летнего волгоградца Руслана Буланова, инженер, всю жизнь проработал в авиационной индустрии. Несмотря на то что у обоих друзей было непрофильное образование, экономическое и юридическое, авиация не обошла их стороной: минувшим летом они открыли производство, которое перерабатывает детали отлетавших свое самолетов в красивую мебель и арт-объекты. Выручка Ru-Sky за октябрь достигла 650 тыс. руб., операционная прибыль — 160 тыс. руб.

Выпускник НИУ ВШЭ Александр Очков успел поработать в крупном бизнесе: несколько лет трудился в лондонской консалтинговой компании, а вернувшись в 2006 году в Москву, десять лет занимался в General Motors развитием дилерских сетей. Получив в 2016 году степень MBA в московской школе управления «Сколково», он решил покинуть компанию и сосредоточиться на собственных проектах, в частности на развитии рекрутингового агентства Atsearch, партнером которого является. Решая правовые вопросы, связанные с работой агентства, Александр часто обращался к юристу Руслану Буланову. «Я увидел, что Руслан — человек, с которым можно вести любые дела, исключительно порядочный и открытый», — вспоминает он. Сдружившись, предприниматели принялись обсуждать идеи совместного бизнеса.

У них оказалась одна общая любовь — самолеты. Будущие партнеры искали связанную с авиацией нишу, которая не требовала бы больших вложений, и натолкнулись на пример калифорнийской компании MotoArt, производящей мебель из деталей отлетавших свое самолетов и вертолетов. «Предприятие работает на рынке Северной Америки уже 18 лет. Оборот — $70 млн в год, десятки сотрудников», — рассказывает Очков. Предприниматели загорелись идеей открыть компанию, которая занималась бы тем же самым в России. «У нас в стране есть частные мастера, которые делают единичные предметы на заказ, но массового производства такой мебели нет. Мы решили стать первопроходцами», — говорит Александр.

Новоиспеченные партнеры зарегистрировали компанию, набрали первых сотрудников и вместе с технологом стали искать в Москве производственное помещение. Обязательным условием было наличие в шаговой доступности производств, которым компания могла бы заказывать необходимые детали из других материалов — деревянные, стеклянные и тому подобные.

Идеальным местом оказался военный завод на улице Верейской в ЗАО. На его территории расположены сотни предприятий, в основном частных, которые занимаются деревообработкой, металлообработкой, покраской, сваркой, литьем. За 100 тыс. руб. в месяц партнеры сняли 100 кв. м площади — цех и два маленьких склада, чтобы хранить там небольшой запас деталей. Еще 700 тыс. руб. они потратили на оборудование — ручные станки и вакуумную установку, необходимую для работы с карбоновыми и стекловолоконными формами.

Другой цех, в Волгограде, друзья получили совершенно бесплатно: местный предприниматель передал Буланову во временное пользование свое помещение площадью 1 тыс. кв. м в благодарность за оказанную ему юридическую помощь. Здесь партнеры решили хранить основной запас деталей самолетов, которые рассчитывали получать с местного аэродрома. Для работы, не связанной с производством, они сняли часть офиса на территории школы управления «Сколково» за 15 тыс. руб. в месяц.

Решив эти организационные проблемы, бизнесмены стали налаживать каналы закупки авиационных деталей. Тут-то они поняли, что упустили важную проблему. В США существует немало авиационных кладбищ, посетители которых могут свободно приобрести заинтересовавшую деталь: работники кладбища отрежут ее, упакуют и доставят. У нас в стране отслужившие самолеты и вертолеты либо остаются на аэродромах, либо поступают на авиаремонтные заводы. Первые продают аппараты частным утилизирующим предприятиям, и те режут их на части и сдают в пункты приема металла. Вторые используют списанные самолеты в роли доноров деталей для работающей авиации или разбирают на комплектующие, которые хранят на продажу.

Сначала партнеры обратились к владельцам компаний, занимающихся утилизацией деталей, чтобы приобрести у них крупные партии частей аппаратов. Однако цены оказались в два-три раза выше тех, по которым сдают авиационный лом пунктам приема металла: «Они видели, что нам эти детали нужнее, чем переработке, и намеренно подняли цену», — комментирует Очков.

В итоге основателям Ru-Sky удалось обнаружить в России несколько свалок, куда училища, аэродромы и авиаремонтные заводы свозили пусть не целые остовы, как за рубежом, но хотя бы отдельные детали, которые по каким-то причинам не удалось реализовать. Такие площадки Очков и Буланов нашли в Московской области, Ростове, Ульяновске и Иркутске. Предприниматели лично приезжали на свалки, выбирали необходимые части и оформляли доставку на основной склад в Волгограде. Первая партия 4,5 тыс. кг металла обошлась им в 400 тыс. руб. Никаких сертификатов для оформления покупок не требовалось, так как по документам отдельные элементы шли как лом.

Узнав о планах предпринимателей открыть массовое производство мебели из авиалома, к ним обратился владелец московской мастерской Sky Industries, который пытался наладить производство мебели из деталей самолетов еще в 2013 году. По словам Очкова, два года спустя основатель Sky Industries утратил интерес к этой идее и ушел работать в госкомпанию, а бизнес перевел в спящий режим: мастерская продолжала выпускать одно-два изделия в год под заказ. Владелец просил за свой бизнес 2,5 млн руб., но, как подсчитали партнеры, складские запасы мастерской стоили не более 450 тыс. руб. В остальную сумму владелец оценивал разработанные им технологии производства и небольшую клиентскую базу. От предложения основатели Ru-Sky отказались.

Производство друзья запустили в конце июня. Работа с первой партией частей самолета-донора оказалась одним большим экспериментом: Очков и Буланов изучали их, пытаясь придумать, в каком исполнении они хорошо бы смотрелись. Дизайнер делал эскизы, которые потом визуализировал в 3D-программе. Если результат удовлетворял, вещь отдавали в работу технологам. В итоге определили первые два предмета — партнеры решили выпустить партию журнальных столиков и настенных часов.

С технической стороной производства предпринимателям пришлось познакомиться вплотную. «В идеале мы хотели иметь ровную, чистую и абсолютно отполированную поверхность, которая бы давала зеркальный блеск», — рассказывает Буланов. Однако исходный материал был далек от совершенства: детали фюзеляжа приходили искореженные, помятые, загрунтованные, окрашенные и покрытые разными технологическими составами.

Партнерам пришлось забраковать несколько способов обработки, которые, как выяснилось, приводили к окислению металла, из-за чего он терял блеск. Шлифовка и полировка каждой авиационной детали занимала 70% времени от общего объема работы. Особой проблемой стал герметик, заполнявший швы фюзеляжа, — настолько прочно прилип к металлу, что никто не знал, как его вывести. В итоге технологи решили запечь заготовки при температуре 400градусов по Цельсию. «Герметик ушел, но в итоге чуть полцеха не отравили, настолько ядовитой оказалась смесь», — вспоминает Александр.

Человека, который обладал бы навыками работы с дюралюминием, партнеры искали д




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.