» » Аул, где мечты сбываются: возвышение и падение клана Арашуковых

Политика

Аул, где мечты сбываются: возвышение и падение клана Арашуковых

Аул, где мечты сбываются: возвышение и падение клана АрашуковыхПокровители в Генпрокуратуре, Следственном комитете и «Газпроме», ссора с Кадыровым и конфликт с главой разведки Росгвардии — разбирался в цепи событий, ставших причиной взлета и падения клана Арашуковых

Почти 20 лет клан Арашуковых был неприкосновенен. Сейчас Следственный комитет обвиняет сенатора Рауфа Арашукова в причастности к убийствам, а его отца Рауля — в создании преступного сообщества и хищении газа на сумму более 31 млрд руб.

Корреспонденты побывали в Карачаево-Черкесии, поговорили с врагами и друзьями Арашуковых, с топ-менеджерами «Газпрома», федеральными и региональными политиками и сотрудниками спецслужб, чтобы узнать, как поднимался и почему рухнул один из самых влиятельных кланов Северного Кавказа.

Хабез, родной аул клана Арашуковых, совсем небольшой — всего чуть более 6 тыс. жителей, все друг друга знают. Именем отца Рауля Арашукова Туркби названы одна из центральных улиц и мечеть, в честь погибшего в результате несчастного случая одного из его сыновей, брата Рауфа, — средняя школа. В самом центре и улица, названная в честь бывшего покровителя Арашуковых, уроженца аула Назира Хапсирокова, умершего несколько лет назад. Мечеть имени Туркби Арашукова окружает парк имени Сафарбека Гуцериева, который бизнесмен Михаил Сафарбекович Гуцериев подарил Хабезу в знак дружбы с Хапсироковым.

«В 1989 году я стал первым секретарем Хабезского райкома партии. Рауль тогда работал водителем грузовика», — вспоминает 69-летний Олег Аргунов, гендиректор расположенного в ауле гипсового завода «Хабезгипс». У 29-летнего Рауля, отслужившего в армии и окончившего кооперативный техникум, к тому времени уже были проблемы с законом. В 1985 году он был приговорен к исправительным работам за мошенничество с зерном, а в ноябре 1987-го — к трем годам условно за хищение.

Но судимости были погашены, и в 1994-м происходит событие, которое станет определяющим в судьбе семьи Арашуковых. Односельчане уже не помнят, с чего именно началась дружба Арашукова-старшего и делавшего в советское время карьеру по комсомольской, партийной, а затем хозяйственной линии Назира Хапсирокова. Но когда последний получает в Москве пост управляющего делами Генпрокуратуры, он способствует назначению Рауля директором филиала «Газпром межрегионгаза» в Ставропольском крае. Хапсироков рекомендовал Арашукова руководству края, рассказал близкий знакомый семьи бывшего управделами Генпрокуратуры.

Так семья Арашуковых перебралась в Ставрополь, где жила до 2008 года. Для Рауля это было успешное время: он стал «газовым королем» региона. Во многом его благополучию способствовали хорошие отношения с губернатором (в 1996–2008 годах) края Александром Черногоровым, говорят собеседники . Они также утверждают, что махинации с газом стали основой процветания Арашуковых, которые крупного бизнеса не вели, а вкладывались в недвижимость и золото.

А вот дружбе с Хапсироковым в 2005 году пришел конец: Рауль «возомнил себя самым важным», вспоминает знакомый чиновника. «Тогда Назир, в тот момент уже помощник руководителя администрации президента, признал, что покровительствовал плохому человеку, и прервал дружбу. Но покровительство Хапсирокова Раулю уже не требовалась, потому что они и так цепкие», — говорит он.

К тому моменту когда Ставрополье в 2008 году возглавил Валерий Гаевский, влияние Арашукова-старшего распространялось уже на весь Северо-Кавказский федеральный округ. Отношения с новым губернатором у Арашукова не сложились. Манипуляции с долгами за газ увеличили напряжение в республике, вспоминает собеседник , работавший тогда в «Газпроме». Но снять Арашукова с должности у Гаевского не получалось. Помог Игорь Сечин. В 2011 году он, тогда еще вице-премьер по ТЭК и промышленности, приехал в Ставропольский край разбираться с бюджетными проблемами региона. Проверяющие заподозрили махинации с газом в местном филиале «Газпром межрегионагаза», рассказал чиновник федерального правительства, который в те годы работал с Сечиным. По его словам, речь шла о сверхлимитных поставках в регионы Кавказа, на чем наживались Арашуков и его люди, а также о торговле должностями в «Газпроме» и его структурах в СКФО.

«По итогам выявления схемы Сечин пошел к Путину и в красках доложил ситуацию с этим воровством и его виновниками, после чего Путин лично распорядился убрать Арашукова полностью из структуры «Газпрома», — утверждает собеседник . Информацию о вмешательстве руководства страны в ситуацию подтверждает и действующий сотрудник «Газпрома».

«В итоге глава «Газпром Межрегионгаза» Кирилл Селезнев убрал Арашукова в тень. Он был переведен в головной офис на должность советника главы компании. Но газовые схемы от такой перемены мест слагаемых никак не рассосались», — отмечает бывший чиновник правительства. В советниках Рауля оставили, потому что он пользовался покровительством влиятельных лиц в Москве и в «Газпроме», говорит собеседник в газовой отрасли: «Рауль очень громко покинул свою должность и очень тихо стал советником Селезнева, но по сути ничего не поменялось. Это было исключительно публичным действием. Он продолжил курировать Кавказ».

Партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин считает, что схемы хищения газа на Северном Кавказе, ущерб от которых следствие оценивает в 30 млрд руб., не могли работать без ведома кого-нибудь из руководства «Газпрома» и «Газпром Межрегионгаза». «После 2011 года Арашуков занимал своего рода пост-прикрытие, формально ни за что не отвечал, но мог заниматься разными схемами. Без ведома руководства такие объемы не воруют», — считает эксперт.

Даже критики и противники Арашукова-старшего находят повод отозваться о нем с уважением: «Профессионал. Очень гибкий». О его сыне-сенаторе говорят в основном как об избалованном ребенке. «Рауфу отец разрешал все — и эта вседозволенность его сгубила. Рауф за свою жизнь ни копейки не заработал. Все это были деньги Арашукова-старшего», — рассказывает знакомый семьи. Впрочем, добавляет он, Рауф был непоседливым и активным даже в детстве и «унаследовал цепкость и приспособляемость своего отца». «Уже в детстве он считал себя королем и у него были огромные амбиции», — вспоминает он.

В 2004 году 18-летний замначальника отдела инвестиций «Ставропольрегионгаза» Рауф Арашуков стал депутатом Ставропольской городской думы, самым молодым в крае, в 2007-м окончил юрфак Ставропольского госуниверситета (сейчас — Северо-Кавказский федеральный университет).

Никто из десяти опрошенных радиостанцией «Говорит Москва» других выпускников 2007 года не вспомнил Рауфа Арашукова среди учащихся. Впрочем, двоюродная сестра Рауля Амина Арашукова, которая преподает в этом университете юриспруденцию, уверяет, что ее племянник был хорошим студентом. «Говорят, что у него образования шесть классов, а он закончил тот университет, где я работала… Воспользоваться переводчиком ему, наверное, адвокаты посоветовали. Он прекрасно говорит на русском», — комментирует она сообщение Следственного комитета о том, что на первом допросе сенатор потребовал переводчика.

В 21 год Рауф возвращается в родную республику в должности министра труда, но на этом посту не задерживается. Ставший в 2008 главой КЧР Борис Эбзеев не стал его включать в состав своего правительства, но сделал 22-летнего Рауфа исполняющим обязанности главы Хабезского района. Эбзеев объявил об этом, когда приехал в Хабез открывать больницу, вспоми




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.