» » Вирусный тотализатор

Финансовые события

Вирусный тотализатор

Вирусный тотализатор

Паралич поставок, падение продаж, кассовые разрывы, массовые банкротства — так год назад бизнес представлял себе последствия пандемии. Многие не пережили этот год. Как заявил президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин, закрылось более 220 тысяч российских компаний. Многие столкнулись с проблемами, но не все — у некоторых год коронавируса оказался исключительно удачным. Отдельные предприниматели — службы доставки, производители средств защиты, фирмы, сумевшие найти эффективные форматы удаленной работы, — приспособились к новым условиям и даже извлекли для себя выгоду. Другие отлично заработали на мерах государственной поддержки — и те, кто осваивал средства из госбюджета (напрямую или через покупателей), и те, кто участвовал в перекачке госпомощи, — банки, финансовые институты. Свои бенефициары пандемии нашлись во всех странах ЕАЭС (в народе — «Таможенный союз»). При этом практически все страны ЕАЭС, кроме России и Казахстана, столкнулись с серьезными внутриполитическими проблемами, а Армении пришлось испытать еще и тяготы войны. О том, как Россия и ее соседи справлялись с коронавирусным кризисом и как зарабатывали на нем, — в материале «Ленты.ру».

Казахстан: в проигрыше МСП и нефтяники

По данным Евразийского банка развития (ЕАБР), из всех стран ЕАЭС самую большую долю ВВП на борьбу с последствиями пандемии потратил Казахстан — 8,7 процента. В России этот показатель составил 4,5 процента; в Армении — 3,8 процента; в Кыргызстане — 2,4 процента; в Белоруссии — 1,4 процента.

Это неудивительно — страна тяжело пережила первый год пандемии. Население столкнулось с тотальным дефицитом лекарств, в аптеки даже аспирин не поступал неделями. Как и в других странах, на несколько недель были закрыты торговые центры, кинотеатры, рынки, в крупных городах был введен локдаун. При этом пострадавшим дважды выплатили по 45,5 тысячи тенге (около 9 тысяч рублей).

По итогам 2020 года ВВП Казахстана сократился на 2,6 процента. Ограничительные меры, вводившиеся в периоды обострения эпидемиологической ситуации, как следует из аналитического отчета ЕАБР, нанесли наибольший урон сектору услуг, где спад составил 5,6 процента.

В целом выпуск в промышленности сократился на 0,4 процента. Внешнеторговый оборот товаров и услуг в 2020 году сократился на 17,8 процента из-за решений ОПЕК+ о сокращении добычи нефти и падения цен на углеводороды. Импорт упал на 4,1 процента — преимущественно из-за снижения ввозимых объемов минеральных продуктов, металлов и изделий из них. Объем взаимной торговли Республики Казахстан с государствами-членами ЕАЭС в 2020 году снизился на 9,1 процента, при этом экспорт сократился на 13,5 процента, а импорт — на 7,3 процента.

Дефицит государственного бюджета Казахстана составил 4 процента ВВП по итогам 2020 года (1,8 процента ВВП — годом ранее). Расходы выросли на 23,6 процента год к году, в том числе в результате мер властей по поддержке экономики для смягчения негативных последствий пандемии, а также повышения заработной платы в секторе образования.

В январе 2021 года индекс деловой активности снизился до 48,4 пункта. По состоянию на январь 2021 года в стране числилось 159,7 тысячи активных предприятий — на 2,8 процента меньше, чем в июле 2020 года.

В четвертом квартале 2020 года количество домохозяйств, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, выросло на 12 процентов за год — до 140,6 тысячи. В этих домохозяйствах проживали 858,5 тысячи человек — сразу на 20,1 процента больше, чем годом ранее.

В мае 2020 года правительство приняло «Комплексный план по восстановлению экономического роста». На эти цели государство выделило почти 6 триллионов тенге (примерно 14,4 миллиарда долларов США). План включал в себя 164 пункта, в основном на восстановление малого и среднего предпринимательства и сдерживание безработицы. Среди них можно назвать отсрочку платежей по кредитам для бизнеса и населения на три месяца, увеличение капитальных расходов на здравоохранение и соцуслуги — они в 2020 году составили рекордные 305,1 миллиарда тенге — сразу в 2,2 раза больше в денежном выражении, чем годом ранее. Нацбанк провел валютные интервенции на сумму 1,905 миллиарда долларов США для поддержания курса тенге.

Казахстан: выиграли банки, стройка и автопром

Выделяемые государством деньги прокачивались через банки, и не только через них. 600 миллиардов тенге (около 1,5 миллиарда долларов) для поддержки МСП размещались в банках. В конце года добавили еще 170 миллиардов. Полученные деньги они давали как льготные кредиты субъектам МСП и ИП под 8 процентов годовых (почти в полтора раза дешевле, чем рыночные).

Почти треть денег — 180 миллиарда тенге — получил крупнейший в стране Народный банк (Халык банк). Халык традиционно является оператором по госпрограммам льготного госфинансирования бизнеса со стороны институтов развития вроде фонда развития предпринимательства «Даму» и Банка развития Казахстана. На конец прошлого года 68 процентов необесцененных кредитов банка малому и среднему предпринимательству пришлись как раз на программы господдержки.

Халык объявил, что пойдет навстречу клиентам в трудный год и даст отсрочку бизнесу по платежам. Фактически на конец прошлого года отсрочку получили кредиты на 369,7 миллиарда тенге, в то время как на конец 2019 года их было на 351 миллиард, а в конце 2018 года — на 417,6 миллиарда. То есть об аттракционе неслыханной щедрости говорить сложновато. В итоге чистый доход банка за год упал на 3,6 миллиарда тенге, а вот приносящие доходы активы выросли на 632 миллиарда.

В программе льготного кредитования приняли участие еще одиннадцать банков, прокачавших через себя госсредства. По результатам года банковской системе в целом удалось сохранить кредитную активность — правда, всего 14 банкам из 26.

Не только казахские банкиры неплохо заработали в год пандемии. Рассудив, что нужно поддержать ключевые отрасли, правительство Казахстана выделило 1 триллион тенге для программ «Дорожная карта занятости» и «Экономика простых вещей» (поддержка товаров и услуг повседневного спроса). Почти миллиард долларов ушел на строительство социального кредитного жилья и льготное кредитование покупки недвижимости. В результате строительная отрасль в прошлом году составила основу экономической активности Казахстана: она подросла на 11,2 процента. Объем введенного жилья вырос на 16,8 процента и составил 15,3 миллиона квадратных метра.

За год по всем источникам финансирования (государственные и частные инвестиции) на жилищное строительство направлено 2 триллиона тенге инвестиций, на 33,6 процента больше, чем в аналогичный период 2019 года. Государство дало отмашку на выдачу населению части пенсионных накоплений для покупки квартир. В текущем году планируется введение 17 миллионов квадратных метров жилья, объем инвестиций составит 2,2 триллиона тенге.

В число крупнейших компаний Казахстана по числу реализованных проектов входят холдинг BI Group, BAZIS-А, K7 Group и «Рамс Казахстан». Надо сказать, что BI Group построила в рекордные сроки несколько быстровозводимых госпиталей, правда, потом на компанию посыпались обвинения в завышении стоимости объектов, некачественной работе и махинациях при строительстве.

Зато страна поднялась сразу на шесть строчек в рейтинге доступности ипотеки. Согласно отчету Property Prices Index by Country, Казахстан по этому показателю занял 74-е место из 109 стран. Но, по расчетам аналитиков, ежемесячный платеж при покупке квартиры или дома площадью 90 квадратных метров на срок 20 лет в ипотеку все равно почти в 1,5 раза превышает ежемесячный доход одной семьи.

Неплохо завершили коронавирусный год казахстанские автопроизводители. Они собирают готовую технику из машинокомплектов. Для покупки «казахстанских» автомобилей выдаются льготные кредиты, их активно приобретают госорганы. По данным Ассоциации казахстанского автобизнеса (АКАБ), за 2020 год объем производства в стране достиг 77 471 единицы техники, что в полтора раза больше, чем в 2019 году (50 541 единица).

За 2020 год казахстанцы приобрели более 93 тысяч новых автомобилей, что на 24 процента превышает итог 2019 года (75 156 единиц). Две трети этого объема составляют машины местной сборки, а самыми востребованными брендами стали Hyundai, Chevrolet и Toyota. Правда, не все выиграли: некогда крупнейший автопроизводитель страны АО «Азия Авто» лишилась своего якорного партнера — «АвтоВАЗ» договорился о производстве автомобилей Lada в Казахстане на заводе компании «СарыаркаАвтоПром».

В Белоруссии проиграли все

В отличие от Казахстана, в Республике Беларусь не было жестких карантинных ограничений (по сравнению с другими странами). Зато на экономике сказался политический кризис 2020 года, и сложно понять, где заканчивается влияние коронавируса и начинаются последствия политических баталий.

По итогам 2020 года белорусские компании заработали 6,1 миллиарда рублей чистой прибыли, что на 4,5 миллиарда, то есть на 42 процента, меньше по сравнению с 2019 годом. Могло быть и хуже, но еще в апреле 2020 года президент Белоруссии подписал указ «О поддержке экономики». Он разрешил фармацевтам продавать лекарственные средства без учета предельных цен производителей. Был сокращен срок получения лицензий на дезинфицирующие средства и отменены квоты на производство антисептиков. На несколько месяцев юрлицам разрешили продавать безрецептурные лекарства через интернет.

Республиканские власти разрешили местным органам давать отсрочки по налогам, ввели арендные каникулы и выделили на поддержку экономики страны более 2 миллиардов рублей. По словам премьер-министра Романа Головченко, это беспрецедентная поддержка с учетом того, что в стране был дефицит бюджета.

Белорусские чемпионы

Если в Казахстане заработали банкиры, то в Белоруссии — производители питания. Они смогли показать наибольший прирост чистой прибыли. По сравнению с 2019 годом — на 70 процентов, или на 758 миллионов рублей (всего 1,8 миллиарда рублей чистой прибыли). Некоторые компании вышли на китайский рынок, хотя Россия как покупатель по-прежнему тотально доминирует.

Если измерять успех не в процентах, а в суммах, то по итогам первого года пандемии в Белоруссии больше всех заработали связисты. Удаленная работа привела к стабильному спросу на услуги связи, сектор IT продемонстрировал в пандемию устойчивость, в отличие от многих секторов экономики, что позволило предприятиям отрасли заработать 1,9 миллиарда рублей, что на 0,5 миллиарда рублей, то есть на 36 процентов, больше по сравнению с 2019 годом.

Неожиданно, но в 2,6 раза увеличили прибыль лесоводы: с 23,2 до 82,9 миллиона рублей. Лесная отрасль показала рост вопреки пандемии, поскольку эта сфера активно поддерживалась государством в рамках обеспечения «устойчивой работы экономики и социальной сферы страны в условиях мировой эпидемиологической ситуации». Можно сказать, что по духу белорусский лесовод — собрат казахстанского строителя.

Большими темпами рос сегмент e-commerce. По итогам года рынок продемонстрировал самые высокие темпы роста за последние несколько лет. Онлайн-продажи в белорусских интернет-магазинах выросли на 40 процентов — до 2,3 миллиарда рублей. Доля интернет-продаж в розничном товарообороте страны составила 4,5 процента. Например, сеть гипермаркетов Green после первой волны COVID — 19 запустила собственную службу доставки, а к концу года расширила свое присутствие в Гомельской области.

Кыргызстан: проиграли швеи и туроператоры

Киргизам в прошлом году пришлось несладко. Как и Белоруссию, Киргизию сотрясали политические волнения, которые то ли дополнили, то ли усилили последствия пандемии. В результате в 2020 году ВВП страны сократился на 8,6 процента. К концу года дефицит бюджета составил 35 миллиардов сомов (31 миллиард рублей).

Список катастрофических последствий дополнился обвалом товарооборота, растущей бедностью, массовым оттоком инвестиций (как внешних, так и внутренних), растущей инфляцией и галопирующими ценами на продукты питания. «Таких показателей мы не наблюдали с момента обретения независимости — с 90-х годов. 2020 год по праву можно назвать одним из худших в экономике Кыргызстана», — признался исполняющий обязанности премьер-министра Артем Новиков. Внешняя торговля за десять месяцев 2020 года упала на 18 процентов, в том числе потому, что Китай сократил поток большегрузов более чем в десять раз. Легкая промышленность упала на 21,6 процента. Экспорт швейной продукции упал с 67,3 миллиона долларов в 2019 году до 42,5 миллиона.

Киргизские власти взяли кредит в МВФ. Первый транш в размере 120,85 миллиона долларов был направлен на социально значимые расходы бюджета, второй транш в размере 241,9 миллиона долларов — на восстановление экономической сферы. Самозанятому населению начали выдавать беззалоговые микрокредиты на льготных условиях, под 4-8 процентов годовых на срок до семи лет, упростили сдачу налоговых деклараций и декларирования импорта.

Победили киргизские золотодобытчики

В общем объеме экспорта выросла доля золота: в 2019 году на него приходилось 41,9 процента экспорта, а в 2020 году эта цифра выросла до 51,2 процента. В условиях вызванного пандемией экономического спада, сильной волатильности на фондовых рынках и ослабления позиций доллара инвесторы ищут активы, которые гарантировали бы стабильность.

Золото уже стало лучшим инвестиционным активом в текущем 2020 году. По итогам первого полугодия 2020 года в Киргизии было выработано 12 287,2 килограмма сплава Доре на сумму 96 561,1 миллиона сомов, что на 109,8 процента, или на 1097,5 килограмма, больше по сравнению с соответствующим периодом 2019 года. Самыми крупными считаются месторождения Кумтор (общие запасы и прогнозные ресурсы —716,9 тонны). Правда, разрабатывают его канадцы из Centerra Gold Inc.

В Армении пострадали почти все

Армения одной из первых оказалась под ударом коронавируса: он пришел из Ирана, одной из самых горячих точек мира в первые месяцы пандемии. Экономическая активность снизилась в январе-декабре 2020 года на 7,5 процента против роста на 7,8 процента в 2019 году.

Спад экономической активности в 2020 году происходил в основном в сфере услуг — 14,7 процента; в торговом секторе — 14 процентов; в меньшей степени в сфере строительства — на 9,5 процента и промышленном секторе — на 0,9 процента. Поток туристов из-за пандемии сократился в пять раз. Помимо коронавируса, на экономике сказывались осложнения на границе с Азербайджаном и война в Нагорном Карабахе.

Пытаясь смягчить последствия пандемии, власти Армении утвердили 25 программ по противодействию социально-экономическим последствиям коронавируса. Часть из них касается экономической поддержки бизнеса (сельское хозяйство, туризм, МСБ, микробизнес, ИТ и другие отрасли), другие нацелены на социальную поддержку разным группам населения, еще одна программа — сугубо экологическая (посадка берегозащитных лесополос с использованием саженцев ивы).

По данным на 10 сентября 2020 года, правительство Армении израсходовало на 24 программы 163,4 миллиарда драмов (почти 335 миллиона долларов). Туркомпаниям компенсировали 75 процентов невыплаченных процентов по кредитам. Бизнесу — прежде всего аграрному — выделили для льготного кредитования 26,2 миллиарда драмов (3,8 миллиарда рублей). Была принята программа строительства умных ферм для крупного и мелкого рогатого скота, выделены государственные субсидии на закупки элитного племенного скота мясомолочных и молочных пород.

Впервые за всю историю страны в 2020 году была начата программа по аграрному страхованию. Также были приняты меры по поддержке занятости, созданию новых производств антисептиков и масок, ряд других мер.

В Армении выиграли фермеры, банкиры и немножко — букмекеры

За время пандемии в Армении спад ощутили почти все, включая продавцов алкоголя и сигарет, а вот онлайн-игромания спада практически не зафиксировала: в 2020 году оборот онлайн-казино и букмекерских контор сократился всего на пять процентов. Немного подрос аграрный сектор (1,4 процента, или 819,3 миллиарда драмов). Выросло производство фруктовых и овощных консервов, в том числе на экспорт.

Благодаря росту выдачи кредитов для бизнеса смогли заработать банки, в том числе благодаря государственным процентным субсидиям, выделенным на поддержку предпринимательства. Процентные доходы банков по итогам прошлого года повысились со 121 до 142 миллиардов драмов, или (по текущему курсу) около 270 миллионов долларов (суммарная прибыль всех 17 банков). Так, наибольшую прибыль получили крупнейшие банки Армении: Ардшинбанк, Армсвисбанк, Америабанк, Армэкономбанк, Инекобанк. На эту пятерку пришлось 56,3 процента всей банковской прибыли, полученной по результатам первого полугодия 2020 года.

Выросла и горно-металлургическая промышленность, в основном за счет мировых цен. Так, цены на медь в марте прошлого года, с началом пандемии, опустились ниже 4700 долларов за тонну, а затем поднялись почти до 8 тысяч, на молибден — примерно с 17 до 24 тысяч долларов за тонну. Это связано с тем, что инвесторы активно скупали медь, опасаясь снижения объемов производства из-за пандемии. В результате локдаунов в горнодобывающей отрасли были длительные простои, что привело к дефициту предложения. Армении помогло и то, что увеличились цены на золото (хотя обычно цены на золото и медь движутся в противоположных направлениях): в период пандемии вырос спрос инвесторов на обеспеченные золотом активы.

Россия: проиграли гостиницы, промышленники и транспорт

По итогам 2020 года экономика России упала на 3,1 процента. Аналитики ожидали худшего, но все равно это самое сильное снижение с 2009 года. Отметим, что в целом в мире дела идут еще хуже: мировой ВВП снизился, по оценкам, на 4,3 процента, а в США, например, — на 3,5 процента (худший показатель с 1946 года).

На падение нашего ВВП повлияли общее снижение спроса на 5 процентов и многочисленные ограничения в работе компаний и транспорта. Гостиницы и рестораны ушли в минус на 24,1 процента; транспорт — на 10,3 процента; отмечает Росстат. Помимо ковида сказались сокращение добычи нефти и газа на 10,3 процента. В целом промышленное производство упало на 2,9 процента. Интересно, что при этом конечное потребление в госсекторе и некоммерческих организациях выросло на 3,9 процента. Аналитики связывают это с расходами на медицину и борьбу с пандемией в целом.

По информации, опубликованной на портале правительства России, основные меры в коронакризис были направлены на поддержку социальной сферы, сферы здравоохранения, финансов, туризма и транспорта. Вскоре после начала пандемии российские власти зарезервировали 1,4 триллиона рублей на поддержку экономики и граждан.

К концу прошлого года объем поддержки превысил 4,6 триллиона рублей. Среди более 70 конкретных мер по поддержке бизнеса можно выделить продление лицензий на различные виды деятельности, запрет на плановые проверки малого бизнеса. Аграриям дали льготные кредиты под 8,5 процента, а пострадавшим отраслям — под 2 процента (на поддержку занятости). Автопрому разрешили переносить сроки исполнения госконтрактов без штрафов. В целом авансирование по госконтрактам увеличили до 50 процентов. Было предусмотрено 10,9 миллиарда рублей субсидий на поддержку аэропортов; 23,4 миллиарда рублей субсидий для авиакомпаний; 25 миллиардов рублей — на поддержку автопрома и другие меры.

Для облегчения доступа к ликвидности был расширен ломбардный список (перечень ценных бумаг, под залог которых ЦБ выдает кредиты банкам) за счет включения ряда ипотечных облигаций, снижена ставка по безотзывным кредитным линиям Банка России — с 0,5 до 0,1 процента, предоставлена возможность отражать на балансах банков долевые и долговые ценные бумаги по справедливой стоимости на 1 марта.

На этом меры поддержки не прекращаются: в сентябре 2020 года государство утвердило «Общенациональный план действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике» до конца 2021 года.

Российские победители

В период пандемии в России заработали в первую очередь те, кто смог перевести свой бизнес в интернет — например, сфера онлайн-торговли. Вторая категория «оседлавших волну» — изготовители медицинских товаров, антисептиков, масок, в том числе выполнявшие государственный заказ. Например, рекордную за десятилетие выручку предприятию обеспечили продажи дезинфицирующих средств на фоне перебоев в импортных поставках, сообщил представитель «Ростеха».

«Химавтоматика» выпускает медицинскую технику, в частности — собирает установки «СТЭЛ» для производства дезинфектантов, а весной на фоне эпидемии НПО решило диверсифицировать производство и в течение трех суток наладило промышленный выпуск собственного дезинфицирующего средства «Нейтральный Анолит АНК». Помимо этого, предприятие поставляло средства индивидуальной защиты. НПО «Химавтоматика» за шесть месяцев 2020 года получило 76,7 миллиона рублей выручки — прирост составил рекордные 18 044 процентов.

В плюсе оказались и поставщики алкогольной продукции — благодаря закрытию баров и росту спроса на алкоголь. Объявление нерабочих дней и закрытие кафе и ресторанов этой весной привели к всплеску спроса на алкоголь — такому сильному, что это обеспокоило представителей Общественной палаты, порекомендовавших правительству отказаться от поддержки алкогольной отрасли и закрыть алкомаркеты. Потребление спиртосодержащих продуктов в первом полугодии выросло на два-три процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Среди выигравших — «Белуга Групп»: выручка (по МСФО, за вычетом акциза) 26,3 миллиарда рублей, плюс 23 процента; «Абрау-Дюрсо»: выручка (по МСФО, за вычетом акциза) 2,5 миллиарда рублей, плюс 11 процентов.

Производители лекарственных средств — одни из тех, чья продукция весной пользовалась ажиотажным спросом. В частности, Тверская фармацевтическая фабрика, выпускающая настойки, жидкие экстракты, сиропы и масла: за 9 месяцев 2020 года продажи лекарств увеличились на 10,9 процента. Это рекордный показатель за последние шесть лет. В аптеках также рекордно выросли продажи: за девять месяцев 2020 года их объем достиг более 800 миллиардов рублей.

Обернуть себе на пользу пандемию коронавируса и карантинные ограничения сумели розничные торговые сети. Например, X5 Retail Group, управляющая сетями магазинов «Пятерочка» и «Перекресток» и гипермаркетами «Карусель», в своем полугодовом отчете признает, что пандемия Covid — 19 увеличила спрос на продукты питания для домашнего потребления в отсутствие нормально функционирующих ресторанов и кафе. Кроме того, во время ограничений группа улучшила условия аренды для своих гипермаркетов. Сеть «» в первом полугодии зафиксировала рост среднего чека в своих гипермаркетах и супермаркетах.

X5 Retail Group: выручка (по МСФО) составила 962,6 миллиарда рублей, или плюс 14 процентов. «»: выручка (по МСФО) 217 миллиардов рублей, или плюс 9 процентов. «О’кей»: выручка (по МСФО) 84,5 миллиарда рублей, или плюс 7 процентов.

Ростом выручки в период пандемии отметились и телекоммуникационные компании. Весной существенно увеличился трафик и нагрузка на сети, отмечал в интервью РБК президент «Ростелекома» Михаил Осеевский, при этом снижение трафика из офисов было компенсировано ростом трафика домохозяйств, число заявок на подключение высокоскоростного домашнего интернета выросло на 22 процента. Эпидемия резко расширила использование технологий для удаленных работы и учебы, облачных решений для дистанционного взаимодействия, интернет-торговли, цифровых видеосервисов. «Ростелеком» заработал 155 миллиардов рублей (плюс 5 процентов), МТС — 173,7 миллиарда рублей (плюс 5 процентов).

Ретейлеры констатируют, что объемы заказов, совершенных онлайн, выросли в апреле 2020 года почти в пять раз относительно апреля 2019 года, в мае — в семь раз. Не менее активно развивались уже существующие игроки онлайн-ретейла: на 347 процентов вырос оборот X5 Retail Group, СберМаркет скакнул сразу на 1019 процентов к предыдущему году, а Wildberries — на 540 процентов.

В отличие от Казахстана, банкиры России снизили обороты, но ненамного. Чистая прибыль банковского сектора оказалась лишь на 6 процентов, то есть на 100 миллиардов рублей меньше, чем в рекордном для банков 2019 году. Активы банковского сектора выросли на 16,8 процента.

Как и у казахстанцев, в России драйвером роста стало проектное финансирование строительства: с начала года объемы кредитования девелоперов выросли в 3,5 раза, отмечает Банк России. А также розница: рост в сегменте ипотеки составил 25 процентов (с корректировкой на сделки секьюритизации), что оказалось выше результатов 2019 года. Банкам во многом помогла масштабная реструктуризация ссуд на пике пандемии, указывает ЦБ. Поддержку оказали и масштабные льготные госпрограммы (ипотека под 6,5 процента и кредиты бизнесу под 2 процента), общее снижение ставок на рынке и спрос клиентов на реструктуризацию долгов.

При это важно отметить, что в плюсе оказались именно игроки из топ — 30 — Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Альфа-Банк, МКБ, Банк «Открытие», Совкомбанк, Райффайзенбанк, Росбанк, Траст, Юникредит, Тинькофф Банк, Банк ДОМ.РФ и другие.

Константин Ляпунов




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.