» » Три дня на защиту

Финансовые события

Три дня на защиту

Три дня на защиту

Дорогомиловский районный суд Москвы вынес решение в скандальном деле против экс-главы Химкинского земельного комитета. В пятницу, 23 апреля 2021 года, судья Галина Таланина признала Марину Дунюшину виновной в мошенничестве в особо крупном размере и приговорила ее к 4 годам условного срока и штрафу в размере 500 тысяч рублей. Решение по этому уголовному делу — очередной этап химкинской «Большой игры» — борьбы за лакомый кусок земли в ближнем Подмосковье. О том, как Марине Дунюшиной дали три дня на защиту, отказались выслушать свидетелей и приобщить доказательства и осудили за преступление, которого не было, — в материале «Ленты.ру».

Спор за право на землю

Человеческая трагедия пенсионерки Дунюшиной, которая на склоне лет в одночасье оказалась преступницей, вряд ли интересна обвинению и потерпевшим. В действительности спор идет о праве собственности на участок земли на 23 километре Ленинградского шоссе, который принадлежит компании «ИКЕА».

В 1993 году шведская компания арендовала этот участок у государства, а в начале 2000-х построила на нем бизнес-центр. В 2011 году «ИКЕА» выкупила землю у государства и уже через год столкнулась с претензиями от сельхозпредприятия «Химки-Молжаниново», которое владело землей с 1991-го по 1993 год. Несколько лет стороны отстаивали свои права в суде, в итоге право «ИКЕА» на спорный участок было подтверждено во всех инстанциях, включая Верховный суд.

Тогда КСХП решило зайти с другой стороны: в 2016 году было возбуждено уголовное дело, обвиняемыми по которому проходили два чиновника администрации Химок, — Кораблин и Гончаренко. Однако оба скончались до предъявления обвинений, и тогда фигурантом дела стала Марина Дунюшина, бывшая глава Химкинского земельного комитета. Ее обвинили в мошенничестве в особо крупном размере: по версии следствия, экс-чиновница в какой-то момент между 2001 и 2011 годами задним числом подделала документы, благодаря которым земля оказалась в собственности «ИКЕА».

Потерпевшие также утверждают, что факт аренды земли в 1993 году — вымысел, и оспаривают то, что строительные работы на участке начались до 2004 года.

При этом абсурдность обвинений не сводится к весьма приблизительно очерченному времени совершения «преступления». По версии следствия, Дунюшина подделала документы 1993 года, которые фиксировали передачу участка в государственную собственность. То есть фактически Дунюшину обвиняют в том, что она украла землю в пользу государства, что само по себе невозможно. Ну а затем уже государство продало участок «ИКЕА», получив кругленькую сумму в бюджет. Однако ничего в этой схеме, включая гипотетическую кражу в пользу государства, не смутило ни следователя, ни гособвинителя, ни, как теперь выяснилось, суд.

Без права на защиту

Судебный процесс длился без малого полгода — основное заседание началось 18 сентября. За это время суд заслушал более десятка свидетелей обвинения, которые нередко путались в показаниях и несли откровенную чушь. Как, например, свидетель Кучумов, который умудрялся годами не замечать строительство вдоль Ленинградки несмотря на то, что ежедневно ездил по шоссе на работу и обратно.

При этом на возражения и ходатайства защиты суд отвечал: не сейчас, у вас будет возможность высказаться в свое время. «Свое время» заняло ровно три дня: именно столько судья отвела защите на то, чтобы предоставить свои доказательства и свидетелей. А точнее, на то, чтобы отказать защите в приобщении доказательств и в допросе свидетелей.

Суд, который, казалось бы, должен быть заинтересован в том, чтобы установить истину, отказался заслушать показания ключевых свидетелей, в частности — Зубкова, отвечавшего в администрации за соответствующие постановления. Точно так же защите было отказано в приобщении объективных письменных доказательств, в том числе заверенных Российской государственной библиотекой копий газет 1993 и 2000 годов издания, которые совершенно недвусмысленно доказывают, что договор аренды с «ИКЕА» был заключен в 1993 году, а строительные работы на участке начались задолго до 2004 года.

Вот, например, цитата из заметки под заголовком «Шведы под Москвой», опубликованной в специальном приложении «Бизнес-клуб» подмосковной «Народной газеты «ЛЗ» Московского региона» от 12 октября 1993 года, копию которой защита просила приобщить к делу: «ИКЕА «прописалась» в Подмосковье: между шведской фирмой и администрацией Химкинского района заключен договор об аренде земельного участка площадью 16 гектаров сроком на 49 лет».

А вот что писал «Коммерсантъ» в 2000 году (эту публикацию защита тоже безуспешно пыталась приобщить к делу): «Проект строительства [на спорном участке] был согласован с администрациями Московской области и города Химки. А проект эстакады через Ленинградку утвержден Мособлархитектурой, архитектурно-планировочным управлением Химкинского района и НИИПИ Генплана Москвы». Далее там же говорится: «Уже построили две опоры около Ленинградки и подвели к ним эстакаду с обеих сторон». И это 2000 год — задолго до 2004 года, когда, как утверждают потерпевшие, на спорном участке начались строительные работы.

Напомним, презумпция невиновности в уголовном праве — один из механизмов, который призван уравнять возможности сторон, заведомо находящихся в разных весовых категориях. Обвиняемому в преступлении противостоит мощная государственная машина со своими почти безграничными возможностями; машина, порой хорошо смазанная заинтересованными сторонами.

В деле Марины Дунюшиной суд посчитал возможным дать обвинению почти полгода на представление своей позиции, а защите, по мнению судьи, было достаточно и трех дней — и тех свидетелей, которые успели дать показания в этот срок. О какой состязательности сторон можно говорить?

Преступление, которого не было

Ни одно из письменных доказательств, представленных стороной обвинения, не указывает на Марину Дунюшину как на пособника в совершении преступления. Все, в чем виновата экс-чиновница, — в том, что она зарегистрировала договор аренды между администрацией Химок и «ИКЕА» в 1993 году. При том что она просто не имела права не только отказать в регистрации этого договора, но и потребовать дополнительные документы! Точно так же, как сейчас, например, любому гражданину не могут отказать в регистрации перехода прав собственности при покупке квартиры при наличии всех необходимых документов. Иными словами, Дунюшину наказали за выполнение ее прямых должностных обязанностей.

Как показало судебное следствие, позиция обвинения основана исключительно на показаниях сотрудников КСХП «Химки-Молжаниново», которые очевидно заинтересованы в том, чтобы решение по этому уголовному делу можно было использовать для очередной атаки на ИКЕА. При этом судьба теперь уже осужденной Марины Дунюшиной, похоже, оказалась всего лишь разменной монетой в том, что на бюрократическом языке называется «спором хозяйствующих субъектов». И в этом споре ее право на защиту оказалось никому не нужной помехой, которой можно пренебречь.

Константин Ляпунов




Теги защиту

Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Деньги — предельно обобщённая информация о продуктообмене.

Журналисты

Цитата

Заблуждение не перестаёт быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.

Л.Н. Толстой.